«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Русский взгляд - Сообщества

М.В.Сеславинский открывает заседание Московского клуба Национального союза библиофилов«…Повод для того, чтобы подумать о завершении работы над Словарём о русских переплётчиках»

Сообщение главы Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям и одновременно председателя Национального союза библиофилов Сеславинского Михаила Вадимовича на тему «Зарубежный индивидуальный переплёт» на заседании  Московского клуба союза 19 ноября 2011 года, на котором удалось побывать ЗК

Сокращённый вариант

Как мы и предполагали, нас сегодня несколько меньше, чем на предыдущей встрече, зато пришла, я бы сказал, настоящая элита клуба. Прежде несколько слов о наших творческих планах. Очередное заседание клуба выпадает на 17 декабря. Было несколько идей по поводу его повестки. Я провёл виртуальный опрос членов Совета, и все поддержали предложение, которое и выносится на утверждение. Тема звучит следующим образом: «Библиофильские находки 2011 года». Думается, будет правильно поговорить об этом именно накануне Нового года.  Мне не хотелось, чтобы название темы ассоциировалось у кого-то с неким библиофильским винегретом, поэтому я попытался придать ему некоторую образность, сформулировав тему так: «Библиофильское ожерелье 2011 года». Женская часть клуба такую корректировку поддерживает.

(На фото: М.В.Сеславинский открывает заседание Московского клуба Национального союза библиофилов)

Ну, а теперь к теме нашего сегодняшнего заседания: «Зарубежный индивидуальный переплёт». Члены клуба хорошо представляют, сколь глубоко она разработана в западных странах. Там довольно много собирателей индивидуальных художественных переплётов, на эту тему выпускается масса литературы. На книжных аукционах, начиная с торгов провинциального уровня и заканчивая аукционами старейших аукционных домов Sotheby's и Christie's, периодически, наверное, не реже чем раз в два-три года, выставляются специальные подборки индивидуальных переплётов. 

Нет слов, переплёты потрясающие. При этом, что меня всегда удивляет, так это ценообразование. Возьмите, например, наши переплёты первой трети XIX века: великокняжеские, царские – сафьян…, красный, зелёный… Мы восхищаемся ими, у нас чуть ли не сердечный приступ! Но ведь на Западе, переплёты конца XVIII и начала XIX веков ничуть не хуже, даже более симпатичные, и они не так дороги. Испытываешь лишь уважение к тому, как эта работа поставлена в странах Европы и в Америке.

Говоря о высокохудожественных переплётах, я бы предложил познакомиться с фантастическим альбомом, оформленным в стиле арт-нуво и арт-деко и изданным в Нью-Йорке в 1988 году. Его содержание приводит к пониманию, что наиболее популярными вещами, верхом мастерства в этой области являются прежде всего инкрустированные переплёты. Среди переплётчиков, перечисленных в альбоме, упоминается француз российского происхождения Георгий Левицкий – мастер, хорошо известный за пределами Франции, среди клиентов которого были, например, король Бельгии Альберт I или король Сербии Александр I. Приводятся несколько образцов его переплётов, позволяющих проследить творческий путь мастера от классики жанра – романтического переплёта с богатой иллюстрацией, – к динамичным, абсолютно современным вещам. Мы видим его восприимчивость к течениям, имевшим место внутри этого сегмента искусства.

На фото: Переплёт учебника греческого торгового права, пособия для преподавателей Латинского университета. Верхняя крышка с геральдическим орлом.

Расскажу одну историю, связанную с именем Левицкого. Так уж получилось, что моё собрание зарубежных переплётов состоит из двух крупных составных частей. Первая – это книги с иллюстрациями русских художников, которые я собирал как часть коллекции, посвящённой русским художникам во французском книгоиздании. А поскольку это в основном библиофильские книги, то многие из них облечены в индивидуальный художественный переплёт. А вот вторая часть коллекции напрямую связана с психотипом любого библиофила, который лишь с большим трудом может пройти мимо красивого переплёта.

Так вот, захожу как-то в Париже в букинистический магазин и сразу же обращаю внимание на книгу в переплёте, выполненном в русской стилизации – это оказался «Борис Годунов» Пушкина, известное издание с иллюстрациями Бориса Зворыкина. Обычнейший экземпляр, но в каком роскошном переплёте!  На подложке тиснение: Левицкий. Спрашиваю о нём букиниста, тот исчезает в соседнем помещении и возвращается с толстенным справочником о переплётчиках, работавших во Франции. Листает, находит статью о Левицком и зачитывает детально выписанную биографию мастера. Я был поражён.

Говорю это к тому, что для нас это образец бережного отношения к культурному достоянию, к памяти тех, кто его создавал, наконец, повод для того, чтобы подумать о завершении работы над Словарём о русских переплётчиках как первого шага в детальном исследовании этого сегмента букинистики.

Далее хотел бы предложить вашему вниманию несколько любопытных примеров западных книжных переплётов, изготовленных мастерами разных школ и разных эпох. Например,  в Цюрихе мне попался греческий переплёт. Он из яркого бархата – для  Греции в этом нет ничего необычного, скажем, как и для православных религиозных книг. Это учебник греческого торгового права, пособие для преподавателей Латинского университета в двух томах. На обороте титульного листа надпись: «В случае отсутствия моей собственноручной подписи считается украденной и конфискуется в соответствии с действующим законодательством». Подзаголовок учебника: «Положение о справедливых ценах в греческой торговле. Греческое образовательное издание». Любопытно то, что издание посвящено русскому императору. В посвящении говорится: «Христолюбивому и богобоязненному самодержцу всех россиян Александру Николаевичу II посвящается. С выражением глубочайшего почтения испрашиваю Вашего Величества милости и соизволения преподнести данный труд Вашему Величеству. Покорнейший слуга. Издатель». Вполне возможно, готовилась какая-то встреча, а у греков в середине XIX века было не так уж много книг, которые можно было бы преподнести российскому императору. Книга каким-то чудом осталась в Греции, а затем, попутешествовав, оказалась на антикварной ярмарке в Цюрихе.

Одно из направлений переплётного искусства, привлекающее  меня, это инкрустация. При этом для меня было открытием, что английская школа переплёта с инкрустацией не менее яркая, чем французская. Нынешние забавные фигурки и прочие прелести – я бы назвал это сентиментальным модерном. Вот, например, английский переплёт книги «Алиса в Стране чудес» с иллюстрациями Артура Рэкхема первой половины XX века. Я не могу себе представить, чтобы такой переплёт могли бы сейчас сделать у нас в России. Попытки, конечно, были, например, с мозаичными переплётами, но получается всё-таки как-то  грубовато.

Любопытное обстоятельство: в Англии сейчас развито переплётное дело, связанное с оформлением книг 1920-1930 годов. Те, кто следит за книжными аукционами, наверное, обращают внимание, сколь дорого стоят первые издания культовых книг, вышедших в XX веке. Взять хотя бы прямо уж какие-то сумасшедшие цены на первые издания книг о Гарри Поттере, которые доходят до десятков тысяч долларов. Столь же высокие цены на первые издания книг Конан Дойля, Сименона и многих других популярных авторов. И даже на последующие издания. Но при этом продать, например, книжку Агаты Кристи издания 1941 года довольно сложно, потому-то её и «одевают» в соответствующий «детективный» переплёт. В результате она становится привлекательной для библиофилов.

На фото: Переплёт с инкрустацией.

Я не знаю, охотно ли берут книги в индивидуальных переплётах зарубежные аукционные дома, охотно ли их покупают. По крайней мере, на нашем антикварном букинистическом рынке этот сегмент, как мне кажется,  отсутствует как самостоятельное и востребованное направление. Мы знаем массу направлений в букинистике: одни собирают старые печатные книги, другие – издания пушкинской эпохи, поэзию Серебряного века, всё что угодно, а вот чтобы увидеть в аукционных каталогах мини-подборку хотя бы из двух книг, связанных с зарубежным индивидуальным переплётом, мне ещё не приходилось.

Известно, что в Москве есть с десяток библиофилов,  которые тратят значительные средства на формирование своих библиотек. Возможно, что кому-то из них вполне может прийти в голову мысль, отвести полочку для изданий, одетых в художественные переплёты. Правда, при условии, что будет соответствующее предложение, но в столице, к сожалению, его не существует. Быть может, в каких-то магазинах и найдётся по паре переплётов, но на 15-миллионный город это смешное количество. Потому у нас и не формируется слой коллекционеров таких вещей.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Партнеры
Статистика
Количество просмотров материалов
3082486