«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Русский взгляд - История

Мировые библиофильские общества и клубы

iv212148Громов Александр Николаевич, московский инженер-радиотехник, кандидат технических наук, заметная фигура в современной отечественной библиофилии, один из коллекционеров книжной миниатюры, известный в России и за рубежом собиратель «Пушкинианы», член Московского клуба любителей миниатюрных книг и Американского общества миниатюрных книг, вице-президент Международного общества пушкинистов (Нью-Йорк, США), член-учредитель и член Совета Национального союза библиофилов России, автор и соавтор многих исследовательских работ по Пушкиниане и библиофилии, предлагает читателям «Зарубежного коллекционера» серию статей, посвященных западноевропейским книжным сообществам. Предваряет их кратким экскурсом в историю библиофильства на Западе и в России, а также небольшим рассказом о зарождении и развитии книжных клубов и обществ, об их основных формах работы и международном взаимодействии.

В современном российском книжном мире удивительно мало известно о действующих западных книжных сообществах и их богатейших библиофильских традициях. Отдельные редкие издания и публикации на эту тему, к сожалению, очень слабо отражают истинную картину прошлого и настоящего книгособирательства на Западе. Связано это со многими причинами: формированием в начале 20-го века в Советском Союзе устойчивого негативного отношения к «буржуазному» библиофильству, существованием в течение десятилетий «железного занавеса» и почти полным отсутствием международных контактов, элементарным незнанием иностранных языков большей частью советской интеллигенции. Не последнее место занимает и наше исконно русское «нелюбопытство» к тому, что происходит за пределами отечества. Бурное заимствование последних лет легковесных форм массовой культуры лишь подчеркивает тот факт, что к серьезному восприятию западной интеллектуальной жизни многие из наших сограждан просто не готовы. А между тем изучение и использование западного опыта книгособирательства могло бы значительно обогатить и развить отечественное библиофильское движение.

Нам в России трудно даже представить всё многообразие форм работы библиофилов Запада. Многочисленные, часто имеющие многолетнюю историю клубы и общества сосуществуют и тесно сотрудничают с различными ассоциациями (книгоиздателей, библиотекарей, библиографов и т.д.), научными обществами, специализированными издательствами, аукционами. При этом западные библиофильские организации очень разнообразны. Среди них есть элитные клубы для избранных и более демократичные клубы, специализированные по литературным жанрам, авторам и читательским интересам (история, средневековые и древние тексты, книжная иллюстрация, фантастика, детская литература и многое другое). Есть общества для женщин, общества профессиональные (медиков, преподавателей), для членов автомобильных и других клубов, для детей и пенсионеров... Не все клубы и общества выдерживают испытание временем. О многих приходится говорить в прошедшем времени. Но их место занимают новые сообщества, ведь тяга к чтению, к книге существует вечно. В этом беспрерывном движении библиофильские организации сотрудничают на национальном и международном уровнях, конкурируют между собой и дополняют друг друга.

Двадцатый век открыл недоступные ранее технические возможности, новые информационные технологии. Появление совершенных средств связи, компьютеров, интернета открыло невиданные возможности для многих областей человеческой деятельности. Библиофилы – навсегда преданные одному из величайших достижений человеческого ума – Книге, тоже обрели новые технические средства для общения, получения данных и обмена информацией. Во многих библиотеках уже налажено безопасное хранение книжных сокровищ на новых, долговечных носителях. Реальностью становится мгновенный доступ из любой точки мира к многочисленным библиотечным фондам. На практике осуществляются проекты электронных библиотек. Особенно впечатляют новые возможности общения библиофилов.

Историю западноевропейского библиофильства следует рассматривать, начиная с 15–16-го веков, когда общее количество рукописных и печатных книг, частных библиотек возросло за счет распространения книгопечатания, общего улучшения благосостояния населения, повышения образовательного уровня. Для светского образования требовалось все больше учебников с выверенными, унифицированными и комментированными текстами. Появление книгопечатания открыло доступ к книгам значительно большему количеству людей, нежели в эпоху рукописных текстов, когда книги и рукописи собирали люди исключительно знатные и состоятельные: императоры, аристократы, банкиры. К началу 15-го века увлечение книжным собирательством нашло распространение среди среднего дворянства и богатых горожан. В период Возрождения в Италии появилась плеяда блестящих библиофилов. В 1337 году великий поэт Франческо Петрарка составил каталог своей коллекции «Мои книги». Библиофилами были прозаик, поэт и гуманист Джованни Бокаччо, Никколо Никколи – советник по библиотечным делам при флорентийском правителе Козимо Медичи. В 17-м и 18-м веках библиофильство широко распространилось по всей Европе. Так, ценными частными библиотеками владели французские политические деятели Ришелье, Кольбер, Мазарини. Во всем мире известны имена выдающихся французских библиофилов средневековья Жана Гролье (Jean Grolier, 1479–1565), Жака-Огюста де Ту (Jacque Auguste de Thou, 1553–1667), Томаса Мае (Thomas Mahieu, 1520–1590) и их более поздних собратьев.

Богатые книжные собрания появились при университетах. Собрания книг из государственных и судебных учреждений часто становились основой для создания национальных библиотек. В них попадали также многие частные собрания, например, герцогов Августа Брюнсвикского в Англии и Фридриха-Вильгельма Бранденбургского в Германии. Старания английских книжных коллекционеров привели в 1753 году к основанию Британского музея и его библиотеки.

В начале 19-го века в Европе наступил новый этап книгособирательства. Это было связано с развитием более совершенных форм книготорговли, возросшим уровнем библиотечного дела, появлением научной библиографии. На европейский антикварный рынок через систему аукционов стали поступать редкие и ценные издания, начали проводиться международные встречи коллекционеров. Именно в начале 19-го века стали формироваться первые общества и клубы собирателей книг, начали выходить специальные библиофильские журналы.

Во второй половине 19-го века увлечение книгособирательством получило развитие в Америке. Среди известных коллекционеров того времени можно назвать такие имена как Джон Пирпонт Морган и Генри Эдвард Хантингтон, Джеймс Ленокс и Джон Астор, Джон Картер Браун.
 
В России интерес к книжному собирательству как особому культурному явлению возник уже в 14-м веке. Богатые книжные собрания имели цари Василий III и Иван IV Грозный, великий князь Иван I Калита и др. В 16-17 веках сформировались частные собрания боярина А.С.Матвеева, заведующего Посольским приказом А.Л.Ордина-Нащокина, воеводы А.Ф.Палицына, дьяка И.Тимофеева, князя В.В.Голицына. Библиофилами были князья И.А.Хворостинин, С.И.Шаховской, И.М.Катырев-Ростовский.

При Петре I книги отличались многими «библиофильскими» достоинствами: их печатали на хорошей бумаге, богато иллюстрировали. Царь придавал большое значение библиотекам, сам собирал рукописи и книги. Собирателями книг были и многие сподвижники царя. В библиотеке графа Б.П.Шереметева насчитывалось до 25 тысяч книг, в том числе много инкунабул. Активно занимались книгособирательством и библиофилы-иностранцы, находившиеся на государевой службе: Я.Брюс, А.Виниус, Р.Арескин, А.Остерман, барон Корф. Известными книголюбами были митрополит Стефан Яворский, архиепископ Феофан Прокопович, историк Василий Татищев, дипломат А.П.Волынский, А.Ф.Хрущев, князья Голицыны, семейство Шереметевых.

Во второй половине 18-го века огромными по составу и тематике были библиотеки Петра III, Екатерины II. Личные библиотеки графа П.И.Шувалова, президента Российской академии художеств, скульптора, живописца и гравёра графа Ф.П.Толстого, графа А.И.Мусина-Пушкина, семейства Бутурлиных носили универсальный, энциклопедический характер.

Среди библиофилов начала 19-го века выделаются граф А.И.Мусин-Пушкин и граф Д.П.Бутурлин. В тот же период расцвела деятельность меценатов-библиофилов: издателя П.П.Бекетова и графа Н.П.Румянцева, на основе богатейшей коллекции которого (книги, рукописи, медали) был открыт в Москве Румянцевский музей. Коллекционирование древних рукописей и старопечатных книг стало входить в моду среди дворянства и купечества. Из этих рукописей составлялись целые библиотеки. Наиболее выдающиеся по ценности коллекции были собраны, кроме Н.П.Румянцева, в библиотеках графа Ф.А.Толстого и коллекционера русских древностей, представителя крупного московского старообрядческого купечества Н.И.Царского. Интерес к истории и русской словесности привел к открытию ряда научных обществ. Старейшим из них было Вольное общество любителей русской словесности, учрежденное в Санкт-Петербурге в 1801 году. В том же году при Московском университете было открыто Общество любителей русской словесности, просуществовавшее с перерывами до 1930 года.

В 18-19-м веках в России появилось большое количество книжных магазинов, торговавших как русскими, так и иностранными книгами. Последние можно было заказать, но при этом действовала система строгой цензуры. Появились букинистические магазины, стали издаваться книжные каталоги старых и новых изданий. По-прежнему повсюду действовали книжные развалы, где в груде книг можно было встретить редкости. Среди известных букинистов 18-19-го веков – династии Большаковых, Кольчугиных, Глазуновых, книготорговцы Я.В.Матюшин, Д.И.Ухтин, Н.И.Исаев и др.

В 50-70-е годы 19-го века любители истории и литературы развернули кампанию по переизданию старинной русской книги и периодики. В 1858 году А.Н.Афанасьев, известный исследователь русского народного творчества и крупный библиофил, переиздал редчайшие сатирические журналы 18-го века «Поденщина» (1769), «Пустомеля» (1770) и «Кошелек» (1774), найти которые уже в то время было практически невозможно. Появилась насущная необходимость в периодическом издании, которое отражало бы результаты изысканий библиофилов и библиографов. Таким изданием стали «Библиографические записки» (1858–1859, 1861). В состав редакции журнала входили А.Н.Афанасьев (основатель и главный редактор), Е.И.Якушкин, П.А.Ефремов, М.П.Полуденский, Н.В.Гербель, В.П.Гаевский, М.Л.Михайлов, В.И.Касаткин. Сотрудничали с журналом М.Н.Лонгинов, Г.Н.Геннади, С.А.Соболевский и др.

В последней четверти 19-го века о текущей библиографии писали журналы «Указатель по делам печати» (1872–1878), «Библиограф» (1884–1914). С 1880 года в журнале «Российская библиография» (1879–1882) появилась рубрика «Библиофил», в которой помещались сведения о редких и старинных изданиях, описания коллекций книг и рукописей, сообщения. Здесь публиковался владелец огромной коллекции Я.Ф.Березин-Ширяев, печатались поправки и дополнения к изданию Г.Н.Геннади «Русские книжные редкости». Вопросам антикварной книжной торговли уделял внимание журнал «Посредник печатного дела» (1891–1892).
 
Большую роль в научном становлении русской библиографии сыграла организация при Московском университете в 1889 году «Московского библиографического кружка», переросшего в «Русское библиографическое общество», просуществовавшее до 1930 года.

В конце 19-го - начале 20-го веков в журналах, посвященных книжному делу, также постоянно печатались материалы по вопросам библиофильства. Так, в «Книжнике» (1898-1912) был раздел «Наши книжные редкости». «Известия книжных магазинов Товарищества «М.О. Вольф» (1897-1917), будучи универсальным книговедческим изданием, большое внимание уделяли вопросам редкой книги, частных библиотек, оформления переплетов и др. Значительный опыт издания библиофильской периодики принадлежит Н.В.Соловьеву, библиофилу и книгопродавцу. Его первый журнал «Антиквар» (1902-1903) не имел успеха, и он начал выпускать издание «Русский библиофил» (1911-1915), более близкий по критико-литературному направлению «Библиографическим запискам». Несмотря на то, что журнал, подобно вольфовским «Известиям…», массового спроса не имел и приносил большие убытки, он оставил яркий след в истории библиофильства и библиофильской периодики России. В этом же ряду следует упомянуть «Журнал редкостей», который издавал в Петербурге П.А.Картавов, и «Мой журнал для немногих», описывавший редкие издания, собранные А.Е.Бурцевым.

Оглядываясь в прошлое, можно сказать, что именно девятнадцатый век подготовил почву для появления библиофильских кружков в России. Выросло поколение людей, ценящих и знающих книгу. Возникли научные основы библиографии, развивалась и совершенствовалась система книжной торговли, в том числе антикварной книгой. В конце 19-го - начале 20-го веков в русское искусство пришла плеяда молодых художников, которая вскоре внесла неоценимый вклад в живопись и книжную графику. Русская книга становилась заметным художественным явлением. Наконец, русское образованное общество имело в то время многочисленные контакты с Европой, где библиофильское движение уже оформилось организационно и прочно «встало на ноги». Все эти факторы привели к появлению библиофильских обществ в России.

Первая треть 20-го века оказалась золотой эпохой для русских библиофильских организаций. В Москве были созданы Московское общество любителей книжных знаков (1905-1907), Русское библиофильское общество (1917-1918), Русское общество друзей книги (1920-1929), Секция изучения книжного знака РОДК (1925-1929), Секция изучения графики и книги Всероссийского общества коллекционеров (октябрь 1935 - 16 июня 1936).

В Петербурге-Ленинграде появились Кружок любителей русских изящных изданий (1903-1917), Общество друзей книги (1918-1920), Ленинградское общество экслибрисистов (1921-1929), Ленинградское общество библиофилов (1923-1931), Секция библиофилов и экслибристов при Ленинградском обществе коллекционеров (1933-1937), Секция собирателей книг и экслибрисов Московского отдела Всероссийского общества филателистов (1931-1934), Секция собирателей книг и экслибрисов Московского отдела Всероссийского общества коллекционеров (1934-1936). Общества, действовавшие в обеих столицах (а также в других городах), вели издательскую деятельность.

В 1929 году вышел считающийся «классическим» «Альманах библиофила», выпущенный Ленинградским обществом библиофилов. В декабре того же года было решено приступить к собиранию материалов для второго «Альманаха библиофила». Но этот издательский замысел так и не был осуществлен.

Революция 1917 года изменила расстановку сил в книжном деле. На ключевые посты были поставлены люди, верные новым идеям. Они постепенно, но целенаправленно стали проводить политическую линию партии. Международные библиофильские связи были утрачены. Рушились вместе с самим книгособирательством сформировавшиеся библиофильские традиции. В начале 1920-х годов происходила перестройка отечественного книговедения на принципах марксистско-ленинской философии. На основе декретов СНК «Об охране библиотек и книгохранилищ» от 21 июня 1918 года и «О порядке реквизиции библиотек, книжных складов и книг вообще» (ноябрь 1918 г.) к началу 1920 года была завершена работа по реквизиции и национализации библиотек, имущество которых передавалось в государственные научные и массовые книгохранилища. Библиофильство было решительно вытеснено за пределы книговедческой науки.

Печальную роль сыграл доклад библиографа И.В.Владиславлева на Втором Всероссийском библиографическом съезде в 1926 году. Он, в частности, утверждал, что методы старой библиографии и её подход к своим задачам были «библиофильскими»: «беспринципное коллекционирование при собирании материала, фотографирование титульных листов при описании материала, безжизненный формализм при группировке материала». В результате библиофильство стало однозначно расцениваться как отрицательное явление. Предпринимались попытки вообще искоренить библиофильство как таковое. Был издан декрет СНК о конфискации частных и усадебных библиотек, уничтожению подверглись около 200 библиофильских собраний, многие библиофилы погибли или эмигрировали (об этом детально рассказывает С.Р.Минцлов в «Синодике частных библиотек», опубликованном во «Временнике общества друзей русской книги»).

Потрясения в России практически не отразились на библиофильской жизни Западной Европы и Америки. У старейших западных книжных обществ была в начале 20-го века практически столетняя история, и они продолжали успешно работать. Первая мировая война, конечно, сказалась как на общей картине жизни западного общества, так и на книжных делах, но уже к началу 1920-х годов библиофильская жизнь полностью восстановилась.

Попытаемся теперь представить картину клубной библиофильской жизни на Западе. Для  этого сначала совершим небольшой экскурс в прошлое.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Партнеры
Статистика
Количество просмотров материалов
3083444