«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Другое - Коллекции

Военные часы: Мои истории, связанные с часами (часть 5) (www.knirim.de)

Окончание

Сокращённый перевод

Моё отношение к советской власти

konradНо я даже не начну собирать зажигалки, иначе я мог бы начать и с советских орденов. Есть даже сумасшедшие люди, коллекционирующие джипы. Советские ордена настолько красочные, что я всегда, когда бываю в  Берлине, прогуливаюсь вокруг Бранденбургских ворот и поражаюсь атрибутикой несуществующей империи, и страх отпускает. Да, какой-то страх я испытывал, меньший, чем моя мать, когда она за кражу угля попала в городе Гота в тюрьму, а как можно было иначе пережить зиму 46-го года. Нам тогда помог русский офицер, угостивший меня вишнями, которых я тогда ещё никогда не пробовал. Но когда мой отец, которого русские сначала поддерживали, так как он не был членом нацистской партии, в третий раз пропал без вести на неделю, мне, четырёхлетнему ребёнку, стало уже страшно. Только сегодня мы узнали, что Советы продолжали использовать концентрационные лагеря и держали в них, в частности, не только нацистов, но и лояльных граждан. Я могу лишь радоваться, что это стало причиной, почему я вырос в Вестфалии, на родине моих родителей. 

 

В 1992 году я видел, как русские уезжали с товарной станции Хемница - много грузовых поездов с танками, грузовиками, пушками и сталинскими органами (катюши. -Прим. пер.) - 47 лет спустя после того, как я их видел, когда они входили в качестве освободителей.  Я тогда тоже прошмыгнул в русские казармы, отчасти из обывательского любопытства, но и чтобы попросить что-нибудь техническое, например, часы, но ничего не нашел. Масса авиационных и корабельных часов, которые появляются в Западной Германии или в Берлине, приходят туда иными путями. 

Путешествие в прошлое

Часто у меня возникает нехорошее чувство, когда опять приходится тратить деньги. Но по работе и в частном порядке мне приходится много ездить, и я с удовольствием роюсь в том, что продают  соответствующие дилеры. Если я затем нахожу что-то, то в большинстве случаев получаю выгоду с финансовой точки зрения, и это доставляет удовольствие.  Когда открылись границы на востоке, мне как-то срочно понадобилось побывать, по меньшей мере, не надолго там, где сходятся границы трёх стран, с Польшей и Чехословакией. Я потратил неделю, чтобы просто почувствовать дух Восточной Европы. Это была очень интересная поездка по шести странам по германо-польско-чешско-австрийскому, а также еврейскому погранично-историческому пространству: Бранденбург, Силезия, Галиция, Моравия, Чехия и Саксония.

В Праге я совершенно неожиданно обнаружил у торговца старинными вещами среди разных карманных часов экземпляр Vacheron & Constantin. Я испытал  настоящий выброс адреналина: ничего не замечать, видеть сначала какие-то часы, и вдруг случайно - эти. Это были часы наблюдателя германского военно-морского флота с имперским орлом и свастикой. Но торговец, однако, оказался умнее, чем я думал. У него был каталог аукциона Habsburg-Feldmann, так что он знал швейцарские цены. Несмотря на это я получил часы за хорошую цену, проблемы возникли только с наличными деньгами. Все было, как в Сайгоне - без пластиковых денег или евро-чеков мы оказываемся неожиданно беспомощными.

Аналогично было во время моей второй поездки в  Польшу. В Варшаве, у мелкого часовщика, в витрине мастерской которого находился английский морской хронометр, чем он и привлёк моё внимание.  Я попросил показать мне английские часы, спросил другие, и тот вынес из задней комнатки единый хронометр Lange с поддельным ящиком, хронометр Ulysse Nardin, а когда я проявил любопытство - ещё один экземпляр Ulysse Nardin. Я, конечно, стал искать номер, посмотрел состояние и на последнем экземпляре увидел имперского орла с морским номером. Разумеется, именно такая штука и была мне нужна, так как немаркированные вещи могут быть также с торговых судов.  После долгих колебаний, уходов и приходов я заплатил справедливую цену. Это была снова редкая удачная покупка, только опять, разумеется, с побочным эффектом.  Дело в том, что я хотел побывать с женой на Мазурских озёрах, а также с учётом моей любви к истории - в Варшавском гетто и Треблинке.

В заключение немного самоанализа

Я не профессиональный часовщик, никогда не был солдатом или военным специалистом. То, что я знаю, почерпнуто в основном из вторичной литературы. У меня практически нет доступа ни к старому оригинальному материалу производителей, ни к военным архивам. Лишь немножко покопался в военно-историческом музее в Дрездене, да использовал связи с коллекцией военно-технических исследований в Кобленце. 

Иногда я также думаю, что занимаюсь прошлым, я ничего не создаю, в лучшем случае что-то сохраняю. Я также понимаю, для чего использовались эти часы, а именно, для целей войны. У капитана подводной лодки было до чёрта других забот, чтобы наслаждаться ещё механикой хронометра. А если серьезно, то, по крайней мере, Вторая мировая война была явно преступной  захватнической и разрушительной войной со всей моральной ответственностью, по меньшей мере, для тех, кто принимал в ней участие добровольно и сознательно, а также для тех, кто нарушал Гаагскую конвенцию или просто принципы человечности.

Быть  может, во мне ещё раз случится превращение, и я обращу свой интерес к более близким к жизни вопросам, снова продам свои часы, отдам долги, а затем буду смотреть на цветы моей женой в саду вместо того, чтобы любоваться якобы идеальной механикой, слушать пение лесных птиц вместо тиканья анкерного хода.  Часть такого варианта я бы хотел реализовать, ограничившись лишь часами немецких вооружённых сил.

Оригинал публикации: Milit?ruhren: Eine pers?nliche Uhren-Geschichte

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3087738