«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.

Торговое судоходство в древние времена. Нумизматическо-археологическая инвентаризация (часть 2) (numismatik.univie.ac.at)

Габриэла Крэмер (Gabriela Kr?mer)

Дипломная работа. Руководитель профессор Института нумизматики и истории денег (Вена) д-р Вольфганг Цайферт (Wolfgang Szaivert)

Продолжение. Начало см. часть 1.

Сокращённый перевод

Находки монет, обычно столь полезных для анализа (в плане даты, обращения, целей использования), дают в случае с затонувшими кораблями амбивалентную картину:

  1. Из 1300 останков затонувших кораблей монеты находились на борту только 69 из них (= 5,5 проц.). Даже если предположить, что то или иное судно с монетами не попало в данный каталог, или монеты не были замечены при подъёме корабельных остатков или, быть может, кому-то из оставшихся в живых после кораблекрушения удалось спасти свою наличность, это всё равно не меняет амонитарного впечатления. Такой результат подчёркивает то обстоятельство, что даже в более чем монетарных обществах торговля и присутствие денег не являются равнозначными факторами.
  2. Самая большая доля кораблей, имевших на борту монеты, приходится на 150 год до н.э. до Рождества Христова и с 250 года по 300 год н.э. Следующая кульминация приходится на 1-ю половину 3-го столетия н.э., 2-ю половину 4-го столетия н.э. и на 1-ю половину 7-го столетия н.э.
  3. На борту большей части включённых в каталог кораблей,  то есть, 48 проц. (=33 из 69), были найдены только 1-4 монет.
  4. Из них, в свою очередь, почти для трети останков кораблей (=10) можно с уверенностью говорить, что монеты были найдены на них у основания мачты, а, значит, они были предназначены не для расчётов, а использовались по античному обычаю «на счастье» при «закладке» судна.
  5. В связи с этим возникает вопрос, а не служили ли и другие найденные отдельные монеты этой же цели. Так что они не могут служить в качестве подтверждения даты последнего плавания корабля. Однако отлично говорят о годе строительства корабля и продолжительности его «трудовой жизни».
  6. Валюта в размере более 4 монет – это в целом единичные случаи.

 

  1. Большинство кораблей, имевших на борту только 1-4 монеты, относится к ранним столетиям до 150 года н.э.
  2. Это позволяет говорить, что на борту торговых судов обычно было мало или и вовсе не было денег. Судя по всему, потребности в расчётах большими суммами наличных денег не было, а, значит, не было необходимости и везти их с собой, рискуя потерять. Можно предположить, что таможенные и портовые сборы оплачивали заранее или же рассчитывались частью перевозимого груза. Наличные деньги, видимо, не нужны были и для оплаты команды, поскольку та могла пробавляться продуктами питания длительного хранения, а также свежевыловленной морской живностью. Какие-то дополнительные закупки, наверное, делали в промежуточных портах, за счёт продажи пойманной рыбы и морской живности. 
  3. Последнее объясняет частое наличие на судах весов (на пятой части). Скупщику весы не нужны, поскольку товар взвешивает торговец, человеку, продающему свой собственный товар, весы необходимы. 
  4. Очевидно, что Aes однозначно преобладают по отношению к благородным металлам.
  5. Благородные металлы почти всегда только в комбинации с Aes.
  6. Соотношение между Aes и серебром со 2-го до 5-го века н.э. оставалось в целом относительно неизменным. Полностью «бессеребрянным» является пока 1-й век н.э.
  7. В то же время золотые монеты относятся к византийскому периоду (7-е и 11-е столетия н.э.). Видно, что с собой брали золотые монеты лишь небольшого номинала.
  8. Помимо останков трёх кораблей, которые и раньше связывали с историческими событиями, судя по всему, остатки ещё двух кораблей из 9, на борту которых имелись монеты, тоже связаны с событиями тех лет. Останки  Vignale рассматриваются как «финансовая поддержка» римских друзей Максенциусу (Maxentius), шедшему как раз в Италию. Возможно, невыплаченное содержание солдатам косвенным образом повлияло на исход битвы у Мильвийского моста в 312 году н.э. Во всяком случае, победитель, Константин I, уже в 313 году приказал монетному двору в Остии открыть и оборудовать монетный двор в Арле. Возникает вопрос, а не имеем ли мы дело с кораблём снабжения, отправленного из Остии для нового монетного двора в Арле.  

 Оригинал статьи: Fr?he Handelsschifffahrt. Eine numismatisch-arch?ologische Bestandsaufnahme

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2929602