«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Рынки, аукционы

 Sotheby’s: Бизнес с молотка (www.tagesspiegel.de)

Интервью вёл Ульф Липпиц (Ulf Lippitz)

Сокращённый перевод

2-1Вы ищите картину Герхарда Рихтера (Gerhard Richter)? Или Дэмьена Хёрста (Damien Hirst)? Здесь это не проблема: Sotheby’s является старейшим аукционным домом мира. Беседуем с Шайенной Вестфаль (Cheyenne Westphal), отвечающей за современное искусство.

Ульф Липпиц: Госпожа Вестфаль, с кем Вы вчера ужинали?

Шайенна Вестфаль: Делала дома на балконе гриль. Была такая прекрасная погода. Почему Вы об этом спрашиваете?

Ульф Липпиц: В каждой публикации о Вас говорится о том, с какими знаменитостями Вы сидели в очередной раз за столом накануне.

 

 Шайенна Вестфаль: Поддержание контактов очень важно для моей профессии. С большинством клиентов у нас настолько хорошие отношения, что нет ничего предосудительного в том, чтобы зайти домой на чашечку кофе. Мы говорим, стоит ли покупать какую-то картину, поскольку работы её автора очень ценятся на рынке. Часть нашей работы заключается в том, чтобы знать, где находится замечательный Уорхол (Warhol) или прекрасный Рихтер.

Ульф Липпиц: В какой город Вы бы позвонили, если бы искали нового Герхарда Рихтера?

Шайенна Вестфаль: Немецкий центр искусства находился долгое время в кёльнском и дюссельдорфском регионах. После Второй мировой войны Рурская область переживала бум, Академия художеств во главе с Йозефом Бойсом (Joseph Beuys) находилась в Дюссельдорфе, многие галереи - в Кёльне. Там много творили и продавали - богатая почва для нас. Сегодня рынок делится. Многие галереи находятся в Берлине, деньги - в Мюнхене, и начинается смена поколений. Сыновья не всегда хотят сохранять то, что построили отцы. У нас в голове уже есть перечень пожеланий для очередных аукционов.

Ульф Липпиц: Кто же в этом списке?

Шайенна Вестфаль: Герхарда Рихтера, Энди Уорхола, Фрэнсиса Бэкона (Francis Bacon), Мартина Киппенбергера мы ищем всегда. Автопортреты последнего могут стоить до пяти миллионов долларов.

Ульф Липпиц: Это выясняется между основным блюдом и десертом?

Шайенна Вестфаль: Это инстинктивное решение. Часто зависит оттого, что мы знакомы с коллекционером. В Америке познакомиться с коллекцией на дому получается достаточно быстро. Для того, чтобы увидеть картину воочию в таком городе, как Цюрих, времени потребуется больше. Если у клиента есть картина, о которой мы знаем, что она может быть продана за большие деньги, то мы иногда спрашиваем напрямую, собирается ли он её продавать.

Ульф Липпиц: Как Вы формулируете такой вопрос?

Шайенна Вестфаль: Я, например, говорю: «Мы знаем, что Ваш Фрэнсис Бэкон сказочная картина, которая может в данный момент принести 30 миллионов долларов. Вас могло бы заинтересовать детальное предложение?»   

Ульф Липпиц: Коллекционеры старой школы, наверняка, находят зазорным, когда Вы заводите разговор о деньгах.

Шайенна Вестфаль: Поэтому в моей работе большое значение имеет инстинкт. Некоторым коллекционерам звонят совершенно незнакомые люди и говорят: «У меня есть предложение по поводу Вашей картины». Коллекционеры реагируют на это с отвращением.

Ульф Липпиц: На рынок приходят новые коллекционеры из Китая, России, арабского мира. Наверно, в связи с увеличением контингента покупателей растёт и уровень понимания искусства?

Шайенна Вестфаль: Думаю, да. Интернет информирует всех о современном искусстве. Крупные художественные выставки приобретают всё больше интернациональный характер и проходят они всё чаще. 20 лет назад у нас были биеннале в Венеции и Documenta в Касселе, теперь проводятся биеннале в Нью-Йорке, Сан-Пауло, Берлине, я даже не знаю, сколько всего в общей сложности.

Ульф Липпиц: Слишком много?

Шайенна Вестфаль: Ну да. Искусство стали показывать больше. Не каждая работа хороша, так как больше стал выбор.

Ульф Липпиц: Иными словами, рекордных цен Вы добиваетесь благодаря увеличению числа заинтересованных лиц?

Шайенна Вестфаль: Спрос очень вырос. У нас есть художники из Европы, работы которых очень востребованы, но их картин есть лишь определённое количество. Фрэнсис Бэкон написал за свою жизнь где-то 600-700 картин, это сравнительно мало. Если учесть то, что четверть из них висит уже в музеях. Есть всего лишь ещё 400 работ на рынке. На них претендуют коллекционеры из Западной Европы, Америки, с Ближнего Востока, из Китая или России - это, разумеется, повышает цену. На нашем последнем вечернем аукционе в феврале 38 процентов покупателей были из «других регионов» - не американского и не западноевропейского.

Ульф Липпиц: Как и прежде, Sotheby’s ставит ценовые рекорды в Нью-Йорке.

Шайенна Вестфаль: Теперь это происходит всё чаще и в Лондоне, просто потому, что искусство приобрело крайне глобальный характер. Сейчас свои филиалы открывают американские галереи. Здесь уже две галереи Ларри Гагосяна (Larry Gagosian), скоро своё отделение откроет Pace Gallery. Но доминирующее положение занимают, как и прежде, White Cube Gallery Джея Джоплинга (Jay Jopling) и Hauser & Wirth на Сэвил-Роу - это крупнейшие галереи города. 

Шайенна Вестфаль, ей 44 года, - одна из влиятельнейших женщин в художественном бизнесе. Она возглавляет отделение современного искусства в Sotheby’s. Вестфаль выросла в Баден-Бадене, училась в Шотландии и в США. 

Оригинал публикации: Sotheby’s: Das Hammer-Gesch?ft


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2938496