«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Рынки, аукционы

2791256113Интервью Карлоса Урроса. Быть более интернациональным (www.faz.net)

Интервью вела Клементина Кюглер (Clementine K?gler)

С 15 по 19 февраля в Мадриде пройдёт 31-я ярмарка Arco. Директор испанской ярмарки современного искусства говорит о нынешних вызовах этому богатому традициями мероприятию

Клементина Кюглер: Господин Уррос, можно ли говорить, что утверждения, будто на Arco не будут продавать, безосновательны?

Карлос Уррос (Carlos Urroz): Да, даже невзирая на экономический и финансовый кризис, некоторые галереи добились в прошлом году очень хороших результатов. Особенно немецкие галереи. Покупали многие коллекционеры.

Клементина Кюглер: Чтобы компенсировать сократившиеся бюджеты институтов и музеев, которые покупали на  Arco?

Карлос Уррос: Коллекционеры имеют очень большое значение. Ярмарка не может находиться в зависимости от того, есть у музеев деньги или нет. Кстати, музей  Reina Sof?a израсходовал в 2011 году более 600000 евро. Это не те два миллиона, что раньше, но учитывая ситуацию, тоже немалые деньги. По одну сторону находятся устроители и галеристы: они хотят продавать. По другую – Arco обвиняют в том, что она вместо того, чтобы заниматься искусством, коммерциализуется. Давайте, не будем заниматься самообманом: Arco – ярмарка, там торгуют искусством.

 

Клементина Кюглер: Откуда такой хаос в подходах?

Карлос Уррос: Когда в начале 1980-х годов создавалась Arco, в Испании не было ничего: ни музеев современного искусства, ни фестивалей. Ярмарка взяла на себя массу разных ролей, она привлекла в Испанию зарубежное искусство и сделала доступным искусство испанское. Сегодня у Испании густая сеть музеев, фондов, фестивалей и инициативных проектов. Arco может теперь выполнять свою непосредственную функцию: быть рыночной площадкой.

Клементина Кюглер: Должна ли Arco иметь для этого более интернациональный характер?

Карлос Уррос: Это серьёзный вызов. За участие в ярмарке борются галереи Испании, надо изучить, чего хотят от неё за рубежом. В долгосрочной перспективе я бы хотел, чтобы к нам вернулись некоторые зарубежные галереи, что присутствовали у нас раньше. И мы должны совместить коммерческую сторону дела с проектами, которые привлекают директоров галерей и представителей музеев.

Клементина Кюглер: Попытки ярмарочного сообщества определять не только членов отборочного комитета, но состав галерей-участниц ярмарки привели к отставке Вашей предшественницы  Лурдес Фернандес (Lourdes Fern?ndez) и скандалу. Будущее ярмарке гарантировано?

Карлос Уррос: Да, есть новые стандарты, которые чётко определяют, что комитет, состоящий из национальных и зарубежных галеристов, принимает решения по системе оценки по очкам. И был создан третейский комитет, к которому могут апеллировать отвергнутые галеристы.

Клементина Кюглер: Есть ли изменения в концепции ярмарки?

Карлос Уррос: В концепции, определяющей её как международную, изменений нет. Для нас имеет большое значение искусство Латинской Америки, ради него к нам приезжают директора музеев и кураторы галерей, и мы по-прежнему приглашаем коллекционеров из-за рубежа. Очень хорошо воспринимаются молодые галереи, мы расширяем эту программу. У них остаются два зала. Оправдала себя концепция концентрации внимания на небольшом количестве галерей, которых сегодня всё ещё более 200. Мы предложили галереям выделять среди выставляемых работ художников одну из них. И её ярмарка будет рекламировать особо.

Клементина Кюглер: Станут ли Вашими конкурентами менее масштабные ярмарки ArtMadrid, JustMad, Flecha, которые будут проходить одновременно, или же они явятся неким обогащением?

Карлос Уррос: Скорее, отличным дополнением, обогащением это я бы не назвал. Кое-что мы скоординировали, но коллекционеры идут на Arco. Другие ярмарки в этом плане сами  по себе не являются местом их притяжения.

Клементина Кюглер: Arco, создав «First Collector», стала первой художественной ярмаркой, консультирующей начинающих коллекционеров. Как это было воспринято?

Карлос Уррос: Всё хорошо работает. Консультироваться приходят с тем, чтобы сориентироваться, прежде всего испанские предприниматели, которые до этого никаких произведений искусства не покупали. Они доверяют Arco.

Клементина Кюглер: Как обстоят дела в Испании с подрастающим поколением художников?

Карлос Уррос: Есть очень креативная группа тридцати- и сорокалетних испанских художников, часть которых работает в Испании, а часть за рубежом – многие в Берлине. Примерно, с конца 1990-х годов в Испании  создана культурная инфраструктура: музеи, художественные центры, фонды, введены стипендии, премии. Согласен, что в настоящий момент денег мало, чтобы поддерживать эту инфраструктуру, но когда экономике станет получше, база для такой поддержки уже будет. 

Клементина Кюглер: А каким образом можно сделать более известными испанских художников за рубежом?

Карлос Уррос: Один из аспектов – обучение художников. Речь не о креативности, это дело внутреннее, но они должны учиться лучше доносить свои работы. И очень большое значение имеют контакты с директорами зарубежных галерей.

Оригинал материала: Carlos Urroz im Gespr?ch. Internationaler werden

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2970995