«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

Интервью коллекционера произведений искусства Рудольфа Цвирнера: «Только музеи сохраняют нашу культурную память» (www.tagesspiegel.de)

Сокращённый перевод

2-format1Рудольф Цвирнер перед картиной Рене Даниэльса (Ren? Daniels). - Foto: Kai-Uwe Heinrich, VG Bildkunst Bonn 2013

Галерист Рудольф Цвирнер (Rudolf Zwirner) - дуайен в своей профессии. В интервью «Tagesspiegel» он говорит о силе коллекционеров, о стремительном росте цен и о воздействии искусства на широкие массы.

«Tagesspiegel»: Г-н Цвирнер, арт-рынок с той поры, когда в пятидесятые годы Вы всё начинали, полностью изменился. Что бы Вы сделали сегодня по-другому, если бы  снова оказались молодым галеристом?

Рудольф Цвирнер: Я бы уделил больше внимания  образованию на международном уровне и волонтёрской деятельности в различных столицах Европы, а также, возможно, на Дальнем Востоке. Кроме того, я должен был бы учитывать глобализацию рынка искусства: не только из-за международной карьеры художников, но и в целях управления галереей, которая сегодня стала сродни среднему предприятию. Галереи лишь с одним или двумя сотрудниками едва ли выдержат конкуренцию, участие в дорогих выставках является обязательными. Галеристы, представляющие художников с работами стоимостью ниже 10000 евро, не могут себе этого позволить.

«Tagesspiegel»: Не сожалеете по поводу такого развития ситуации?

Рудольф Цвирнер: И да, и нет, просто никакой сентиментальности. Крупные галереи, которые все больше доминируют на рынке, приносят с собой также преимущества: что касается каталогов и документации. Они делают для истории искусства больше, чем это могли сделать когда-то мы. Там делается музейная работа.

«Tagesspiegel»: Не происходит ли в результате смещение в праве толкования искусства?

Рудольф Цвирнер: Это реальная проблема. Галеристы в отличие от директора музея представляют коммерческие интересы. С другой стороны, музеи, имеющие недостаточное финансирование, зависят от галерей, вплоть до оплаты  выставок. Когда в 1955 году я как волонтёр в Кёльне встречался, чтобы представиться, с генеральным директором Музеев Кёльна, он сказал мне: «Хорошенько обдумайте этот шаг, потому что с этого момента Вы окажетесь по другую, неправильную сторону стола». Сегодня директор музея сидит на неправильной стороне. Общественные учреждения из-за громадного роста цен больше почти не могут что-либо приобретать. Коллекционеры и галеристы оказывают всё большее влияние на закупочную политику, особенно за счёт долгосрочных  кредитов.

«Tagesspiegel»: Что можно в связи с этим сделать?

Рудольф Цвирнер: Я бы в качестве директора музея принимал только пожертвования, во всяком случае, аффилировал бы с музеем общественный фонд, чтобы вносить долгосрочные кредиты и пожертвования. Их можно было бы передавать в музей с периодичностью от 15 до 20 лет, пока они не канонизированы. То, что однажды попало в музей, больше не может быть продано, как в Крефельде, где в экспозиции находилась картина Моне (Monet). Ценным является не только подаренная картина, но и, прежде всего, стена, на которой она висит.

«Tagesspiegel»: Коллекционеры семидесятых и восьмидесятых годов вели себя иначе?

Рудольф Цвирнер: Нет, даже Петер Людвиг (Peter Ludwig) знал, что может предаваться своей страсти к коллекционированию только тогда, когда все побочные расходы на транспортировку, страхование, хранение и реставрацию берут на себя музеи. Музеи Кёльна выгадали, но Людвиг реализовал свою концепцию коллекционирования.

«Tagesspiegel»: В какой степени глобальная деятельность крупных галереей оказывает влияние на рождение новых произведений искусства?

Рудольф Цвирнер: В мое время молодой художник не рассчитывал на материальный успех. Бойс (Beuys), Рихтер (Richter), Польке (Polke) никогда не думали об экономической стороне дела. Сегодня всё по-другому. Зал на моей  лекции «Как стать успешным художником» в Брауншвейге был переполнен. В центре внимания оказывается всё больше сиюминутность. Это видно также в аукционных домах, где выставляемые произведения часто создаются в том же году. Многие художники рисуют уже для аукционов, посматривают на рынок вместо того, чтобы сосредотачиваться на работе.

«Tagesspiegel»: Что получится из всех этих художников?

Рудольф Цвирнер: Это ничем не отличается от того, что было в моё время. Тогда большинство работ не попадало в музей. Успеха добились лишь немногие. Но только в музее сохраняется наша культурная память. Всё остальное исчезает. К этому добавляется проблема широкоформатных работ и инсталляций, требующих огромного пространства и обслуживания.

«Tagesspiegel»: В чём причина, что директора музеев стали столь зависимыми?

Рудольф Цвирнер: Это для меня загадка. Помогло бы обеим сторонам, если бы куратор музея тесно сотрудничал с коллекционером, а коллекционер финансировал пожелания музея. В свою очередь, директор мог бы оказывать коллекционеру бесплатные экспертные услуги при приобретении работ. По такому принципу успешно работал Вильгельм Боде (Wilhelm Bode). Помещение, стены, аура, общественность - всё это бесценно.

Изменилась также сущность коллекционера. Для многих искусство является ещё одной формой роскошного удовольствия, престижа.

Интеллектуальный коллекционер, пытающийся  говорить об искусстве, становится все большей редкостью. Я как арт-дилер всё еще должен был бы объяснять художественно-историческую значимость картины, но определяющим теперь является уже не   художественно-историческое значение, а присутствие на рынке и цена.

«Tagesspiegel»: Не является ли снижение интеллектуальности одновременно и преимуществом? Художественный мир стал доступным для многих. Воздействие на широкие массы стали оказывать музеи.

Рудольф Цвирнер: Конечно, но если сегодня молодые интеллектуальные коллекционеры хотят делать приобретения, то они могут найти их только у очень молодых и совершенно неизвестных художников. Это требует высокой степени чувствительности, знаний и времени. Тот, кто ориентируется на рыночные цены и на возможное увеличение стоимости, отказывается от художественно-исторического восприятия искусства и поддерживает его тривиализацию. Тут не помогут никакие художественно-исторические сравнения в аукционных каталогах, объясняющих картину Джеффа Кунса (Jeff Koons) «Тюльпаны» влиянием работы  Ван Гога (van Gogh) «Подсолнухи».

«Tagesspiegel»: Но разве не сохранился тот же волшебный момент? Крупный нью-йоркский галерист Лео Кастелли (Leo Castelli) выразил это так: «Мифы рождаются из  мифического материала».

Рудольф Цвирнер: Это и сегодня по-прежнему остаётся частью бизнеса. Только у Кастелли была интеллигентная, богатая жена, коллекционер и галерист Илеана Зоннабенд (Ileana Sonnabend). Когда в шестидесятых годах я хотел купить у неё картину Джаспера Джонса (Jasper Johns) и пожаловался на цену, она сказала, что однажды эта картина будет дороже, чем кубистическая работа Пикассо (Picasso), потому что Джонс столь же влиятелен в поп-арте, как в своё время Пикассо в кубизме. Мне тогда это показалось преувеличением, которое, однако, оказалось правдой. Такие мифы могли появляться потому, что галеристы умели вписывать своих художников в художественно-исторический контекст.

«Tagesspiegel»: Зрелища, связанные с высокими ценами, являются сегодня частью арт-рынка. Почему эта сторона бизнеса стала столь важной?

Рудольф Цвирнер: Высокая цена все больше и больше говорит о качестве работы. Высокие аукционные цены аукциона означают для коллекционера, что он прав, что его художник признан. Но ценами в значительной степени манипулируют. Аукционисты знают, как далеко может зайти клиент, и подстёгивают его внутреннее «я» к участию в торгах. Новых покупателей поставляет прежде всего стремительный рост цен на современное искусство. В результате  искусство лишается своего культурного и социального контекста и становится объектом спекуляции.

Интервью вели Никола Кун (Nicola Kuhn) и Кристиан Мейкснер (Christiane Meixner).

Рудольф Цвирнер, которому исполнилось 80 лет, является знаковой фигурой немецкого арт-рынка. В 1959 году он открыл свою первую галерею в Эссене. Три года спустя он переехал в Кёльн и стал в 1967 году  одним из основателей Art Cologne, первой в мире художественной ярмарки. В шестидесятые годы он вместе с Уорхолом (Warhol) и Раушенбергом (Rauschenberg) привёз поп-арт в Европу. В 1992 году он отошел от активного бизнеса и вернулся в свой родной город Берлин. Его сын Дэвид Цвирнер возглавляет с 1993 года одну из самых успешных галерей Нью-Йорка.

Оригинал публикации: Der Kunstsammler Rudolf Zwirner im Interview : «Nur Museen bewahren unser kulturelles Ged?chtnis»

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3087970