«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

Интервью профессионала художественного рынка. «Цены совершенно абсурдны - и они продолжают расти» (www.focus.de)

hbpmr2cy pxgen r 300xaАукционист Роберт Кеттерер (Robert Ketterer)

Искусство - это красота - но и огромный бизнес. Никто не знает этого лучше, чем Роберт Кеттерер, глава самого крупного аукционного дома Германии. В интервью он рассказывает о новых клиентах, старых мастерах и миллиардном бизнесе.

FOCUS-MONEY: Господин Кеттерер, Ваши клиенты покупают искусство ради искусства, то есть, как коллекционеры? Или же они рассматривают искусство  сейчас больше с точки зрения финансовых вложений - как материальную ценность в качестве защиты от инфляции?

Роберт Кеттерер: Вложение капитала, безусловно, играет роль всегда. Кто станет что-то покупать, если при этом он теряет деньги? Покупая диван, покупатели знают, что его стоимость снизится. Но с приобретением ценного объекта покупатели хотят, чтобы в случае возможной продажи, по крайней мере, вернуть то, что они заплатили за него - или даже больше. Ценовой тренд на художественном рынке чётко идёт на повышение: тот, кто приобретал произведения искусства пять или восемь лет назад, получил больше прибыли, чем в подавляющем большинстве других видов инвестиций.

 

FOCUS-MONEY: Инвестиционный аспект стал более важным?

Роберт Кеттерер: Да. У нас средняя доля новых клиентов увеличивается от аукциона к аукциону на 20-30 процентов. На нашем последнем аукционе «Старые мастера & искусство XIX века», доля покупателей-новичков составляла почти 46 процентов. Таким образом, почти каждый второй участвовал в торгах в первый раз, по крайней мере, у нас. Это тенденция. Прежде почти всегда были одни и те же клиенты: профессиональные дилеры и коллекционеры. Они в основном и выставляли, и покупали.  В то время мы печатали наши каталоги тиражом 2000-3000 экземпляров, на которые клиенты подписывались и платили за них. Сегодня мы печатаем наш каталог тиражом 13000 экземпляров. Мы это делаем потому, что значительно вырос интерес к искусству.

Из биографии. Роберт Кеттерер (род. в 1969 г.) встал впервые за пульт аукциониста в 21 год. В 25 лет стал управляющим аукционного дома, переименованного в Ketterer Kunst.

FOCUS-MONEY: Но заинтересованные лица не всегда знакомы с историей искусства. Является ли причиной растущего интереса главным образом то, что всё больше людей могут позволить себе искусство - и хотят этого?

Роберт Кеттерер: К сожалению, бывает так, что те, кто занимается искусством вплотную, позволить себе его могут лишь в редких случаях.

FOCUS-MONEY: В чём больше заинтересованы Ваши новые клиенты: в том, чтобы повесить картину в доме или же в первую очередь во вложении денег?

Роберт Кеттерер: У наших клиентов сочетается и то, и другое. У нас не менеджеры хедж-фондов, которые инвестируют миллионы в искусство. Наши клиенты, как правило, представители среднего класса, которые хотят получить за свои заработанные деньги что-то красивое, а также стремятся к непреходящим ценностям - и они у себя тоже вывешивают картины. В некотором смысле, это для нас тоже проблема. Например, наши клиенты покупают новый дом, в котором 27 стен, они покупают 27 произведений искусства - и коллекция на этом считается полной. Раньше классический коллекционер продолжал и дальше собирать в ящик - и заполнял графикой все шкафы. На Рождество коллекционеры надевали белые перчатки и просматривали произведения в семейном кругу. Сегодня такого практически нет. Сегодня собирают для стен - с тем, чтобы жить вместе с искусством.

Востребованное и дорогое: Искусство с молотка
 
hbxihmjk pxgen r ax263

dpa Картина «Крик» Эдварда Мунка (Edward Munch) была продана более чем за 80 миллионов евро
 
hbwwtwzd pxgen r ax354

dpa Тобиас Мейер (Tobias Meyer), главный аукционист и заведующий отделом современного искусства в аукционном доме Sotheby?s перед произведением «Royal Red and Blue» («Королевский красный и голубой») Марка Ротко (Mark Rothko) 
 
hbjxl3py pxgen r ax354

AFP Сотрудница Sotheby?s с настольными часами 1790 года. Стоимость: несколько сот тысяч евро
 
hbghqjgh pxgen r ax263

dpa С продажей в октябре 2012 года за 26,4 миллиона евро с аукциона «Абстрактной живописи» Герхарда Рихтера (Gerhard Richter) стал самым дорогим современным художником

hbzcdfbc pxgen r ax263

dpa С молотка уйдут более 40 любовных писем и рисунков иллюстратора «Peanuts» (ежедневный американский комикс. - Прим. пер.) Чарльза Шульца (Charles Schulz) (фото без даты)

hb6is6gz pxgen r ax263

AFP Вид Толедо («Vista de Toledo») художника Освальдо Гуаясамина (Oswaldo Guayasamin)

hbspvqxm pxgen r ax263

AFP «Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера» («Insert for Sgt. Peppers Lonely Hearts Club Band») сэра Питер Блейка (Peter Blake) и Янна Хаворта (Jann Haworth) в лондонском отделении дома Sotheby?s

hbmipg4l pxgen r ax263

dpa Сотрудница Sotheby?s с китайской вазой

hb5k7x3i pxgen r ax263

AFP "Голова апостола" Рафаэля (Raffael)

hbp3hpkq pxgen r ax263

AFP Картина «Aviones De Paso» Руфино Тамайо (Rufino Tamayo)

hbgkgqkm pxgen r ax263

REUTERS Иван Айвазовский «Восход луны над Золотым Рогом»
 
FOCUS-MONEY: Как это сказывается на рынке?

Роберт Кеттерер: Цены растут, несомненно, в связи с  повышенным спросом. У классического коллекционера есть на работу, которая его интересует, чёткий лимит. Сегодня приобретения делают покупатели, которые влюбились в картину. Они согласуют покупку с партнёршей или партнёром и покупают - цена в таких случаях имеет второстепенное значение. 

FOCUS-MONEY: Не слишком ли дорого платят покупатели?

Роберт Кеттерер: Нет. Потому что рынок становится всё шире. Мы продаем на всех континентах, хотя у нас есть акцент на европейское искусство. Наши клиенты более чем из 40 стран мира. Всё большее влияние на художественный рынок оказывают развивающиеся страны - хотя в нашем доме это и не очень ощущается. Мы не можем предлагать товар оттуда. Смотрите,  каждое поколение покупает «своё» искусство, и каждая страна покупает тоже «своё» искусство. Китайцы охотно покупают китайское искусство, русские - русское.  Поэтому у нас есть предложения не для всех стран. Но рынки растут.

FOCUS-MONEY: Можно ли действительно заработать деньги на искусстве - в том числе, заинтересованному любителю без связей на художественном рынке?

Роберт Кеттерер: Я не пророк, и не люблю говорить о будущем развитии. Но я вижу тенденцию, исходя из прошлого. И она ясно показывает повышение. Причиной этой тенденции является, конечно, красота «инвестиции». Но также мобильность, в отличие от многих других материальных ценностей. Поэтому я могу предположить, что эта тенденция сохранится.

FOCUS-MONEY: На что стоит обратить внимание инвесторам?

Роберт Кеттерер: Потенциальные покупатели должны всегда выслушать несколько мнений. Это может быть мнение аукционного дома или кого-то из этой отрасли. Кроме того, решающее значение имеет качество работы. Это понятие, конечно, растяжимое. Но существует ряд отправных точек: в какое время художник писал лучше всего? Какие сюжеты для него характерны? Конечно, большую роль играет состояние объекта Состояние объектов, конечно, играет большую роль - для объектов инвестиций ещё даже больше, чем для оригиналов. Но главное заключается и будет заключаться в том, чтобы объект нравился самому покупателю. Вы сами из экономического журнала: назовите мне какой-нибудь вид инвестиций, который не был бы рискованным.

FOCUS-MONEY: Сейчас такого практически нет.

Роберт Кеттерер: Совершенно верно. Остаточный риск существует и на художественном рынке.
 
dpa Одна из самых известных картин в мире: «Крик» Эдварда Мунка (Edvard Munch) 

FOCUS-MONEY: В 2008 году на художественном рынке тоже был небольшой спад. 

Роберт Кеттерер: У нас он был едва заметным. Больше всего пострадал первичный рынок. И наивысший ценовой сегмент. Художественный рынок подобен пирамиде: в верхней части несколько человек, готовых выложить за произведение искусства 150 миллионов евро. Далее с понижением уровня цен увеличивается число потенциальных покупателей. Мы находимся примерно в центре пирамиды, имея относительно широкий круг покупателей. Если некоторые покупатели исчезают, то это не очень заметно. Рынок в ценовой нише от 10.000 до 500.000 евро кризисам особо не подвержен. Если исчезают пять или шесть покупателей из верхних сегментов, то это может оказаться очень значительным. Мы, правда, тоже почувствовали сокращение. Но не такое, которое бы сильно сказалось на нас.

FOCUS-MONEY: Так что - покупать?

Роберт Кеттерер: Я бы никому  не советовал покупать искусство только из спекулятивных соображений. Так же, как и я, наверное, никто не стал бы советовать покупать из таких же соображений дом. У спекуляций могут быть разные результаты. Поэтому инвесторы, прежде чем покупать произведения искусства, должны обращаться за советом. Это очень, очень важно. А многие этого не делают.

FOCUS-MONEY: В искусстве - как и на фондовом рынке - важную роль играет тренд. Что является наиболее важной тенденцией в настоящее время?

Роберт Кеттерер: Имена. В первую очередь идут большие имена. С известным художником Вы получаете наибольшую безопасность. В настоящее время покупают «гарантированное» искусство - искусство ушедших эпох. Например, экспрессионизм: произведения, созданные в этот культурно-исторический период, стоят всё больше и больше. Есть важные этапы и в послевоенный период, например, период, когда существовало немецкое движение Informel (бесформенное, абстрактное. - Прим. пер.), которое полностью недооценено. Карла Отто Гётца (Karl-Otto G?tz), Эрнста Вильгельма Найя (Ernst Wilhelm Nay) или Эмиля Шумахера (Emil Schumacher) оценивают намного ниже, чем  художников из других европейских стран. Ни одна работа художников, представляющих немецкое движение Informel, не приносила миллиона евро. В Италии Fontana (Fontana), их современник, стоит уже десять миллионов.

FOCUS-MONEY: Как возникает такая мода?

Роберт Кеттерер: Большую роль играют музеи. Что показывают крупнейшие музеи мира? В чём приоритеты? Что привлекает массы? Эти громкие имена - Пикассо (Picasso), Моне (Monet) или Уорхол (Warhol).

FOCUS-MONEY: Или Рихтер?

Роберт Кеттерер: Или Рихтер. У Герхарда Рихтера есть одна отличительная черта. Он делает отличный маркетинг - хотя его и нет. Я думаю, что это здорово. Он сам говорит, что не понимает цены, которые платят за его работы. Он самый уважаемый в мире художник.  Его работы являются в культурно-историческом плане уникальными и ко всему тому ещё и очень декоративными.

FOCUS-MONEY: Цены, которые платят за Рихтера, завышены?

Роберт Кеттерер: Цены совершенно абсурдны. Но я убежден, что они будут расти и дальше. Тем не менее, стоит ли холст работы Рихтера действительно 20, 30 или даже 50 миллионов евро - это вопрос. Он по-прежнему пишет, и мы не знаем, сколько он ещё напишет. Мунк, которого только что продали за 120 миллионов долларов США - икона. Работа является уникальной - «Крика» больше никогда не будет. Но, если Вы можете купить «Свечу» за десять миллионов евро, то надо её приобрести. Через десять лет произведение, вероятно, будет стоить 20 или 30 миллионов. Рихтер пишет мало, и то, что он пишет, высокого качества. Большинство вещей высокого качества уже висит в музеях или в частных коллекциях, которые однажды перейдут к фондам. То есть, Рихтер редок - это ещё один фактор, определяющий стоимость произведения искусства. Если на рынке появится, например, «Мона Лиза», то цену на неё назвать будет невозможно. Возможно, она принесёт миллиард евро, а может, даже два или три.

Оригинал публикации: Kunstmarkt-Insider im Interview. „Die Preise sind v?llig absurd – und steigen weiter“


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2938546