«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

Тренд: Когда дизайн становится искусством (www.handelsblatt.com)

Сокращённый перевод

Искусство и дизайн сегодня заметно сближаются. Ограниченное количество экземпляров работ обещает эксклюзивность. При этом речь идёт не об инвестициях, а о стиле жизни. О том, как авангард рушит границы между разными видами творчества

3

Лондон. Коллекционирование дизайнерских работ не имеет ничего общего с коллекционированием произведений искусства, считает коллекционер последних Адам Линдеман (Adam Lindemann), автор книги «Коллекционирование дизайна» («Collecting Design»), изданной издательством  Taschen Verlag: «Это, скорее, то же самое, что и покупка старинного автомобиля». Но дизайнерские работы всё чаще продают в «галереях дизайна» с использованием рыночных механизмов, присущих при продаже произведений искусства. Подвижники рынка говорят о «художественном дизайне». Охотница за талантами Яница Блэкберн  (Janice Blackburn) считает, что «художественное ремесло, искусство и дизайн станут однажды единым целым. Это их будущее». Она гордится тем, что Рон Арад (Ron Arad) разработал для её квартиры камин, который непригоден для разжигания огня. Интересует не функциональность, а креативность и то, что англичане называют «необычным» – spleenig, extrovertiert, ? и именно поэтому это привлекает.

 

Рынок дизайна вот-вот догонит искусство и по ценам. Отсутствие элегантной функциональности будет компенсироваться, как в случае с барокко и рококо, внешним воздействием и высокой ценой. Ограниченные тиражи и море предлагаемых «прототипов», выдаваемых за подлинники, гарантируют эксклюзивность. «В 20 столетии дизайнеры мечтали о миллионных тиражах своих проектов. Теперь к дизайнерским работам относятся, как в 19 веке: как к предметам роскоши, пошутила однажды берлинский галерист-дизайнер Ульрих Фидлер (Ulrich Fiedler).

Вещи балансируют между искусством и предметами пользования. На «сиденье-скульптуре», Франца Веста (Franz West) с продолжением в виде алюминиевого пениса, покрытого зелёным лаком, вообще невозможно сидеть. В данном случае не дизайн выступает в качестве искусства, а искусство как дизайн.  Какой-то шведский коллекционер заплатил за эту скульптуру на аукционе Christie’s 55000 фунтов стерлингов.

Дизайнер-консультант из Бад-Эмса и коллекционер  Себастьян Якоби (Sebastian Jacobi) предупреждает: «Этот рынок полностью переоценен. О нём больше пишут, чем действительно существующий спрос на такие вещи. Галереи просто обрушиваются на потенциальных коллекционеров, которых в мире не так и много». Якоби видит в «художественном дизайне» эрзац-искусство для коллекционеров-выскочек, собирающих произведения искусства. «Дизайн доступнее, чем современное искусство».

Цены и обороты падают

Шикарные лондонские галереи утверждают, что у них хороший бизнес. Дэвид Гилл (David Gill) открывает новую галерею в Мейфэре. На лондонской Неделе «Frieze» дизайнерские галереи используют успешные выставки-сателлиты, такие, как  «Павильон художеств и дизайна» («Pavillion of Art and Design») и  выставка галерей «Супердизайн» («Superdesign»). Но на аукционах предметы роскоши «художественного дизайна» отходят после нескольких лет назойливой рекламы на второй план. Максимальная цена сезона ? пара кресел «Gonse» Эмиля-Жака Рульмана (Emile Jacques Ruhlmann), созданных в 1930 году и ушедших с торгов аукционного дома Phillips de Pury за 1,4 миллиона долларов США, в два раза дороже стартовой стоимости.

В какой мере падают цены и обороты, свидетельствуют работы Рона Арада, пионера в области благородной стальной мебели. В 2007 году он предложил 30 своих работ по цене более 20000 долларов США и две из них остались непроданными. В 2011 году это были 35 работ, из которых не проданными оказались 20. Коллекционеры стали осторожнее. Кресло Марка Ньюсона (Marc Newsons), олицетворение мебели 21 века, ушло в 2010 году на торгах аукционного дома Phillips de Pury за рекордную цену: 2,1 миллиона долларов США.

Якоби вряд ли назовёт современника, который мог бы, по его мнению, претендовать на место на его дизайнерском Парнасе. В собрании суперзвезды  коллекционного дизайна, швейцарского галериста Бруно Бишофсбергера  (Bruno Bischofsberger), нет ни одной современной работы ? «и не потому, что он уже стал старше», говорит Якоби.

Напротив, Яница Блэкберн делает ставку на сцену, где «дозволено всё» («Anything goes»), где объявленные звёзды, такие, как голландка Хелла Йонгериус (Hella Jongerius), делает отдельные превосходные вещи для коллекционеров и музеев и массовые изделия для компании Ikea. Такие работы, как  «Aqua»-стол Заха Хадиды, олицетворяют стиль эпохи. Технологии позволяют прибегать, учитывая требования заказчика, ко всё большей модификации работ. В век компьютерных фрез и трёхмерной печати оригинальной будет любая дизайнерская работа. «Рынок для молодых дизайнеров широк, как никогда», ? утверждает Блэкберн. Но и она предупреждает: «Что касается дизайна, то речь здесь идёт не о вложении капитала, а о стиле жизни: «Я советую моим молодым дизайнерам, обходить подальше стороной аукционы». 

Оригинал публикации: Trend: Wenn Design zur Kunst wird

http://www.handelsblatt.com/lifestyle/kunstmarkt/marktanalysen/trend-wenn-design-zur-kunst-wird/6120652.html

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2929630