«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

dirk-boll-foto-180x240Аукционный дом Christie’s. «Французы не любят снег».  (www.zeit.de)

Управляющий аукционного дома Christie’s Дирк Болл (Dirk Boll) о национальных предпочтениях коллекционеров, мировых трендах и его долгосрочный прогноз относительно изменений вкусов на художественном рынке

Дирку Боллу 41 год, он автор книг о художественном рынке, преподаёт в Высшей музыкально-театральной школе в Гамбурге

DIE ZEIT: Господин Болл, Вы являетесь управляющим европейского отделения Christie’s, у Вас многолетний опыт аукционной деятельности. Недавно Вы переехали из Цюриха в Лондон. Не придётся ли Вам там настраиваться на другие художественные вкусы?

Дирк Болл: Мой опыт говорит, что у англичан действительно иной вкус, чем у швейцарцев. Максимальные деньги за лошадей и собак дают прежде всего в Лондоне: английские коллекционеры любят сельскую жизнь. Напротив, в Швейцарии прекрасно продаются горные пейзажи. 

george-stubbs-540x304

"Английские коллекционеры любят сельскую жизнь", - говорит Болл. "Gimcrack on Newmarket Heath" британского художника Джорджа Стаббса (George Stubbs), около 1765 г.

 

ZEIT: Но ведь говорят, что художественный мир глобален, как Вы объясните наличие таких различий, имеющих национальный характер?

Болл: Почему это так, я и сам не знаю, я не социолог. В принципе важнейшими факторами являются имя художника, история его произведения и степень сохранности. Тем не менее, о спросе на аукционах что-то может что-то сказать и различия в содержании картин.  О предпочтениях довольно точно говорят результаты аукционов. Французы, например, вообще не любят снежные ландшафты, хотя ведь во Франции есть покрытые снегом Альпы. Существует не только национальный, но и глобальный тренд: если вы хотите продать кусочек моря, то море должно быть обязательно спокойным. Просто никаких бурь Бискайского залива!

ZEIT: Как Вы это объясняете?

Болл: Наверно, коллекционерам приятнее, когда их торговые суда ходят по мировому океану в условиях максимальной безопасности.

ZEIT: Можно ли что-то прогнозировать и относительно  картин с изображением людей?

Болл: Платят всегда за портреты видных деятелей. Важна также хорошая наружность. Портрет наследной принцессы продаётся обычно лучше, чем портрет лысого и бородатого председателя ландтага (земельный парламент в Германии. ? Прим. пер.). 

ZEIT: Существуют ли краски, пользующиеся особым спросом и способные увеличить цену картины?

Болл: Альфред Шема (Alfred Schmela), известный дюссельдорфский галерист, обычно говорил: «Если ничего больше не помогает, то тогда ? картина с голубизной». Напротив, мой коллега из Нью-Йорка Бретт Горви (Brett Gorvy) уверяет, что самый востребованный цвет красный.

ZEIT: Меняются ли предпочтения коллекционеров во время экономического кризиса?

Болл: Вкусы становятся консервативнее. Люди предпочитают платить деньги за канонизированное, надёжное искусство. Интересен и обратный феномен: если какой-то регион переживает мощный экономический подъём, то оттуда быстро растёт и спрос на искусство. Например, с середины 1990-х годов очень сильно увеличивается спрос на классическое искусство из России и Среднего Востока.

ZEIT: Наверно и потому, что и сами коллекционеры из развивающихся стран могут больше вкладывать в искусство?

Болл: В данный момент существует большой спрос на китайские антикварные изделия. В 19-м веке они пользовались большой популярностью на Западе. Тогда многие коллекционеры покупали такие произведения прикладного искусства, как фарфор, лаковые работы, но и каллиграфические работы. В результате громадного роста покупательной способности китайцев эти произведения искусства теперь возвращаются на родину.

«Сегодня спросом пользуется больше экспрессивное искусство»

ZEIT: Как, на Ваш взгляд, будет развиваться мировой рынок такого искусства в ближайшие годы?

Болл: Мои китайские коллеги рассчитывают, что мировой рынок будет исчерпан за десять-пятнадцать лет, в зависимости оттого, наступит ли в Китае усиление рецессии. Мои коллеги из Christie’s в Гонконге и кураторы музеев из Шанхая в крепких выражениях говорят о том, сколь сильно её отсасывающее воздействие. Недавно крупнейший китайский аукционный дом Poly Auction открыл свой филиал в Нью-Йорке, чтобы набирать там китайские произведения искусства для аукционов в Пекине.

ZEIT: Получается, что интерес к мировому, современному искусству появится лишь тогда, когда будет удовлетворен спрос на свою собственную, национальную историю?

Болл: Да, только следующее поколение коллекционеров начнёт разбираться, что пользуется спросом на международном художественном рынке, будет получать то, что выставляют и чем торгуют в других метрополиях, и будет участвовать в этом. Поэтому сегодня в России у них появились  первые частные музеи с крупными коллекциями послевоенного и современного искусства со всего мира.

ZEIT: Что будет с художественным рынком, если покупательная способность коллекционеров из России, Азии и Среднего Востока будет всё больше расти?

Болл: Художественный рынок реагирует непосредственно на спрос. Некоторые из названных регионов очень религиозны. Какая-нибудь ярмарка или аукцион в Дубаи, наверняка, не станут предлагать произведения искусства с изображением обнажённых дам. Однако намного интереснее, как мне кажется, является вопрос, что будет с нашими музеями и канонизацией искусства, когда определять, что можно считать интересным искусством, будет уже не только Старый свет.  С этим придётся встретиться в будущем нашим культурным учреждениям.

ZEIT: Это предвещает плохие времена для картин с нимфами. И идиллическими ландшафтами?

Болл: Действительно, сегодня спросом пользуется больше экспрессивное искусство. Прежде всего потому, что это искусство, которое заявляет о себе, которое обладает большой ценностью узнавания и чей престиж быстро становится очевидным для других.  Произведения со покойными сюжетами сегодня в проигрывают.

ZEIT: Могли бы Вы дать прогноз относительно будущего художественного рынка?

Болл: Прежде всего на Западе маятник отклоняется несколько назад, в направлении нового минимализма, который может быть несколько остроумнее и интереснее, чем американский минимализм 1960-х годов. В принципе серьёзным фактором успеха искусства послевоенного времени является его мировая понятность, особенно абстракционизма.

ZEIT: Находят ли тенденции отражение в разнообразии форматов и в форматах искусства?

Болл: В прошедшие годы спросом пользовались прежде всего классические картины, теперь их догнала скульптура. В настоящее время растёт интерес к объектам, стирающим границы, например, между скульптурой, архитектурными моделями, эскизами и дизайнерскими вещами.

ZEIT: На стенах уже нет свободного места, другой стала недвижимость или же искусство показывают сегодня в иных рамках?

Болл: Многие не зря думают, что считать себя настоящим коллекционером можно лишь тогда, когда у него картин больше, чем стен, и он вынужден их менять. С другой стороны, в современной архитектуре, как правило, меньше стен и больше стеклянных поверхностей. Состоятельные коллекционеры обустраивают свою среду с учётом размеров своих картин. Так что можно профессионально представить и так любимую сегодня эклектическую коллекцию. 

 Оригинал публикации: Auktionshaus Christie’s. «Franzosen m?gen keinen Schnee»


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2929595