«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

Интервью Франца Армина Мората. Что отличает ремесленника от гения (www.stuttgarter-zeitung.de)

Гейнц Зибольд (Heinz Siebold)

Сокращённый перевод

Фрайбург – На немецком, возможно, и на международном художественном рынке, всё ещё не утихает скандал, вызванный подделками Вольфганга Белтраччи, тоже проживавшего во Фрайбурге. Земельный суд Кёльна приговорил к шести годам тюремного заключения закулисного руководителя группы, в которую входили также его жена и другие родственники и знакомые. Окончательное количество просочившихся на художественный рынок фальшивок, прежде всего произведений экспрессионистов, ещё неизвестно. Вызванный всем этим ажиотаж подвиг недавно председателя местного художественного союза Фрайбурга выступить с инициативой проведения выставки под названием «Подделки оригиналов». План пока отвергнут.

Гейнц Зибольд: Господин Морат, недавно Вы были в Болонье. Вы входите в созданный в 1990 году Комитет Моранди (Morandi), включающий трёх человек. Произведения этого мастера тоже подделывают?

 

Франц Армин Морат (Franz Armin Morat): На сегодняшний день на каждом заседании мы отсеиваем от 30 до 40 подделок, то есть, за всё время существования комитета – это намного больше 1000.

Гейнц Зибольд: Иными словами, сначала надо проверить, является ли унаследованная картина настоящим Моранди?

Франц Армин Морат: Да. И часто это именно так. Каждый год появляется около пятидесяти новых произведений. В 99,5 процентах всех случаев в результате всего лишь осмотра уже вскоре выясняется, является ли картина аутентичной или нет. Судя по всему, для экспрессионистов Генриха Кампендонка (Heinrich Campendonk) и Макса Пехштайна (Max Pechstein) столь хороших экспертов не нашлось. Ведь фальсификатор картин Вольфганг Белтраччи, живший периодически во Фрайбурге, мог годами протаскивать на рынок художественных произведений большое количество подделанных работ. Надо согласиться, что этот человек владел своим ремеслом на высоком уровне. Он был разоблачен не в результате осмотра картин, а по оформлению наклейки на оборотной стороне.

Гейнц Зибольд: В сообщении о процессе в Кёльне писали даже о гениальности фальсификатора.

Франц Армин Морат: Одно дело создать картину по существующим документам или сотворить её самому. В этом заключается разница  между ремеслом и гением.

Гейнц Зибольд: Фальсификатор тем самым оправдывал себя, он, мол, не копировал, а чем-то дополнял произведение художника.

Франц Армин Морат: Это абсолютно неверно. Никто не имеет права решать, чего недостаёт, и что нужно дополнить. На каком основании? Это самонадеянно воспринимать чувства художника как свои.

Гейнц Зибольд: Несмотря на приговор часть высшего общества Фрайбурга на его стороне и, очевидно, воспринимает преступление как простительный проступок.

Франц Армин Морат: Это, конечно, безобразие, он нанёс большой ущерб. Вопрос лишь, кому. Конечно, кое-кто спокойно перенесёт убытки в два или три миллиона. Но я сомневаюсь, что избранное общество симпатизирует ему. Я сам не являюсь его членом, но знаю, что эти люди чувствуют себя по-крупному обманутыми.

Гейнц Зибольд: Не все, была даже инициатива показать оригиналы фальсификатора на выставке художественного союза. Многие считают Белтраччи своего рода Робин Гудом (Robin Hood), якобы выкачавшим деньги у нескольких богатеев.

Франц Армин Морат: Тогда он должен был бы по логике вещей передать деньги или, по меньшей мере, часть их, коллегам, которые живут впроголодь. Их масса, и он может в высшей мере целесообразно распорядиться любой суммой. Я бы посчитал скандалом, если бы были выставлены подделки. Во всяком случае, можно было бы подумать выставить собственные картины Белтраччи. И если я посчитаю их хорошими, то выставил бы их или какую-то из них купил.

Гейнц Зибольд: Любители уже спрашивают: Что, собственно, попадает на художественный рынок? То, что нужно ведущим галеристам и экспертам?

Франц Армин Морат: Может и так. Станет ли однажды художник известным – это может произойти быстро и столь же быстро закончиться. Или же известность навеки. Возьмите статистику последних 500 лет, в высшую категорию попали, наверно, 80 художников, 500 – художники второго плана. Пожалуй, 98 процентов остаются неизвестными. Это совершенно непонятный процесс со многими случайностями, невоспроизводимый в деталях.     

Гейнц Зибольд: Рынок требует постоянно новых картин, в том числе для людей, которые хотят показать своё благосостояние. Но оригиналы по желанию не размножишь, это таит опасность.

Франц Армин Морат: Именно так. И так будет и впредь. Но я знаю многих людей, в которых первоначально поверхностное отношение к искусству претерпело развитие в настоящее и разумное чувство к нему. 

Гейнц Зибольд: Как минимизировать опасность появления на рынке фальсификаторов? Должны быть осторожнее искусствоведы?

Франц Армин Морат: Эксперты тоже могут ошибаться. Можно сожалеть, но это случается. Один эксперт – этого, наверно, слишком мало, но, к сожалению, не на каждого художника есть сразу целый комитет. Всегда будут иметь место попытки фальсификации, так же, как существовать и другие виды преступности.

Гейнц Зибольд: Вы известны как меценат и коллекционер работ художников. Что Вами при этом двигает?

Франц Армин Морат: Во всяком случае, не материальная выгода. Напротив, поддержка художников стоила мне больших денег и массы времени. Есть люди, которые считают, что я не в здравом уме. Мне это совершенно безразлично. Тем не менее, конечно, радует, когда убеждаешь других, и когда в новостях своё место занимает искусство.

Своей карьере 68-летний Франц Армин Морат обязан известной шварцвальдской семье промышленников. На базе предприятия его прадеда Йозефа Мората были созданы ещё и сегодня успешно работающие фабрики точной механики Framo и IMS Gear в Айзенахе. Его отец Франц Морат разработал первую в мире электронную кругловязальную машину. Деньги, вырученные от продажи одной из фирм, легли в основу уставного капитала Фонда искусства и искусствоведения Мората во Фрайбурге (первоначально – Фонд Генриха Гейне (Heinrich Heine).

Оригинал статьи: Interview mit Franz Armin Morat. Was Handwerker von Genies unterscheidet

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3084464