«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

Методы фальсификаторов произведений искусства (www.dw-world.de)

Беседу вела Гудрун Штеген (Gudrun Stegen)

Редакция: Сабина Дамашке (Sabine Damaschke)

Картина крупным планом, подпись: они не гении, но хорошие знатоки художественного рынка. Фальсификаторы живописи знают точно, что хотят коллекционеры. Это позволяет им добиваться успеха, сказала специалист по истории искусства Сюзанна Парч (Susanna Partsch) в интервью DW-WORLD.DE  

DW-WORLD.DE: Госпожа Парч, подделка картин, как показывает недавний судебный процесс, связанный со скандалом на эту тему в Кёльне, очень выгодный бизнес. Но всё же каковы причины этого бума фальшивок, если говорить о финансовом аспекте?

Сюзанна Парч: Думаю, фальсификаторы живописи прежде всего пытаются делать деньги, если даже они утверждают прямо противоположное. Пожалуй, самым наглядным примером является дело Хан ван Меегерена (Han van Meegeren), подделавшего в 1930-х годах Вермеера (Vermeer). Те картины были восприняты в Голландии с восторгом, поскольку речь шла якобы о первых культовых картинах Вермеера. Позднее Хан ван Меегерен постоянно говорил, будто он сразу же после фальсификации первой картины хотел прекратить заниматься этим надувательством. Но, видимо, уже не мог позволить себе этого, поскольку вложил в эти картины очень большие деньги, используя, например,   в работе лазурит. И ему просто нужны были деньги.

 

DW-WORLD.DE: Но разве возможно так легко обмануть даже экспертов?

Сюзанна Парч: Это объясняется тем, что фальсификаторы живописи в большинстве случаев достаточно хорошо знают, что в данный момент ищут. И в тот момент, когда находят что-то, что долго хотели найти, люди становятся уже не столь внимательными, как до этого. Именно так произошло в истории с культовыми картинами Вермеера. В случае с коллекцией Егера (J?ger), история которой сейчас на слуху, определённо очень хотелось знать, где же, собственно, оставались картины «Коллекции Флехтхайма (Flechtheim)». Это то, что делало кого-то слепыми.

DW-WORLD.DE: Это означает, что за рынком наблюдают, проделывают бреши и пытаются через них проникнуть на него?

Сюзанна Парч: Да, думаю, что так. Английский фальсификатор живописи Эрик Хебборн (Eric Hebborn) сам написал справочник для фальсификаторов живописи. И в нём он описал, как заставить экспертов поверить им.

DW-WORLD.DE: Но несмотря на это постоянно появляются фальшивки, которые раскрывают. Каковы последствия этого для музеев и аукционных домов?

Сюзанна Парч: В большинстве случаев это почти катастрофа. Теперь это видно по аукционному дому Лемпертца (Lempertz), у которого возникли большие проблемы из-за мнимой коллекции Егера и картин, пущенных им в оборот. В музеях после этого картины исчезали в запасниках или о них больше не говорят. Большое исключение можно было наблюдать в Лондоне.  Последним летом  Национальная галерея организовала выставку, на которой она просто задокументировала свои собственные ошибки.  Там были полотна, которые были приобретены как оригиналы картин периода Ренессанса, и оказавшиеся позднее фальшивками. Национальная галерея также показала, каким образом ей всё же удалось выявить эти фальшивки. При этом стало ясно, что необходимо сотрудничество реставраторов, учёных-естествоиспытателей и искусствоведов.

DW-WORLD.DE: Можно ли говорить, что некоторые музеи, выставляющие фальшивки, совсем безвинными считать нельзя? Иногда они даже становятся соучастниками?

Сюзанна Парч: Разумеется, доказать что-то подобное дело сложное. Но в прошлом был пример Вильгельма Боде (Wilhelm Bode), крупнейшего берлинского музейщика. Он приобрёл восковый бюст, который якобы изготовил Леонардо (Leonardo). И хотя очень скоро у него возникли справедливые сомнения, он никак не мог освободиться от мысли, что речь идёт всё же о работе Леонардо. Это была история, остававшаяся газетной темой на протяжении нескольких месяцев, и несмотря на это он признал свою ошибку. В иных  случаях картины, разумеется, с большим восторгом выставляются, и если кто-то высказывает сомнение, на это уже не обращают внимание.

DW-WORLD.DE: Работы каких художников подделывают особенно часто? Существуют ли какие-то условия, – быть может, в работе художника, – также облегчающие фальсификацию?

Сюзанна Парч: Есть, конечно, примеры с работами Дали (Dali), который подписывал пустые листы. Это, разумеется, прекрасно помогало потом при фальсификации. Много подделывали и подделывают работы Пикассо (Picasso), поскольку он бесконечно много писал и рисовал. Тут потом как-то и представление о сделанном утратилось. Пример иного плана – Пауль Клее  (Paul Klee), который педантично сам фиксировал в каталоге работ каждую свою картину и рисунки. Достаточно заглянуть в этот каталог, чтобы понять, фальшивка это или нет.

DW-WORLD.DE: Кто эти фальсификаторы, способные копировать художников мирового уровня так, что часто почти невозможно отличить их работу от оригинала?

Сюзанна Парч: В большинстве случаев их умение не так уж и велико, если через поколение фальшивки часто всё же раскрывают. Только в тот момент, когда они появляются, современники странным образом почему-то не видят этого. Наглядный пример – профессор академии в Сиене по имени Умберто Гиунти (Umberto Giunti). Он написал Мадонну Боттичелли (Botticelli). Картина была продана затем в Англию. Сегодня она находится в Институте (искусств. – Прим. пер.) Курто, в одном из действительно авторитетных институтов. Эта фальшивка была затем, спустя тридцать лет, полностью раскрыта. Только никто не знал, кто её сделал. Если сегодня смотреть оригинального Боттичелли и одновременно на эту Мадонну, видишь её пустые глаза и понимаешь, насколько, собственно, неспособным был этот человек, по сравнению с Боттичелли. Но современники в то время этого не заметили.

Оригинал статьи: Die Methoden der Kunstf?lscher

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3084085