«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

Никогда не было так популярно, как сегодня (www.welt.de) 

Марта Гнып (Marta Gnyp) 

Сокращённый перевод

Современность пользуется спросом: современное искусство оставило на рынке позади и Старых мастеров, и модерн 

Несколько недель назад мне позвонил мой старый друг Б. и спросил, не желаю ли я приехать к нему в Нью-Йорк, чтобы посмотреть пару предложенных ему картин. Б., он, собственно, искусство не собирает, был, тем не менее воодушевлён, так как речь шла о совершенно особом предложении: о картине Рембрандта (Rembrandt) и нескольких работах Дега (Degas). Я попыталась осторожно объяснить Б., что, во-первых, специализируюсь на современном искусстве, и, во-вторых, - что более важно, – что это сложная задача выяснить, действительно ли предполагаемый Рембрандт является настоящим, даже если это так кажется. Я сказала ему, что специалист по Рембрандту сначала взял бы образцы краски и холста, чтобы проанализировать, действительно ли при этом речь идёт о пигментах и волокнах, которые использовались в 17-м веке. Что с помощью радиоуглеродного анализа определил бы дату изготовления рамы, а с помощью рентгеновских лучей стал бы искать подписи под слоями краски. Даже если бы было однозначно доказано, что картина является оригиналом своего времени, всё равно оставалась бы возможность того, что вещь могла оказаться из мастерской Рембрандта или работой ученика, что, разумеется, имело бы большое значение для её стоимости. Специалист, конечно, проверил бы ещё, упоминается ли картина в соответствующей литературе о Рембрандте или в каталогах, что заняло бы много времени и энергии. Но самый большой вопрос заключался бы в следующем: почему владелец Рембрандта предлагает его именно неопытному Б., а не аукционному дому или арт-дилеру с соответствующей экспертизой, которая, наверняка, позволила бы добиться наиболее выгодной цены.

 

Это одна из причин, почему коллекционирование современного искусства намного проще, чем искусства старого. С ним вряд ли возникнут подобные проблемы, связанные с атрибуцией или подделками, которые время от времени обрушиваются на художественный рынок. Буквально недавно было установлено, что престижная нью-йоркская галерея Knoedler Gallery систематически всучивала своим клиентам работы Ротко (Rothko) и Поллока (Pollock) стоимостью в миллионы, но поддельные, которые свеженькими поступали из студии китайских иммигрантов в Бруклине. Весьма успешным в реализации сделанных им самим картин Эрнста (Ernst), Пикассо (Picasso) и Леже (Léger) был также немецкий фальсификатор Вольфганг Белтраччи (Wolfgang Beltracchi). Помимо всего повторяющиеся случаи подделок и их правовые последствия делают чрезвычайно трудным поиск специалистов, которые бы гарантировали подлинность произведения. Дело становится ещё более запутанным, когда исторические произведения периода до Второй мировой войны оказываются крадеными, как это было в случае с Гурлиттом (Gurlitt). 

Но объясняет ли это в достаточной мере нынешнюю популярность современного искусства среди коллекционеров? Не совсем. Рынок искусства всегда был полон подделок и украденных произведений искусства, но это никогда не заставляло покупателя обращаться в такой мере к своему времени, как это происходит сейчас. В новом тысячелетии современное искусство, несомненно, взяло верх над всеми другими периодами. Если в 2003 году аукционная стоимость послевоенного и современного искусства, составлявшая 593 миллиона евро, ещё отставала от стоимости импрессионистов и постимпрессионистов – это 613 миллионов, - то в 2013 году объем продаж послевоенных работ составил 4,943 миллиарда, а работ импрессионистов – 1,363 миллиарда. То же самое со Старыми мастерами и модерном, которые вдруг оказались в тени только что появившихся художественных работ. Если в 2003 году за Старых мастеров отдали 427 миллионов евро по сравнению с 523 миллионами за послевоенное и современное искусство, то в 2013 году оборот вырос соответственно до 1,034 и 4,943 миллиардов. В 2003 году продажи современного искусства составляли около 751 миллиона по сравнению с 593 миллионами, в 2013 году это были уже 3,158 миллиарда против 4,943 миллиардов. В 2013 году современное и послевоенное искусство было крупнейшим сегментом рынка: 46 процентов от общей стоимости и 44 процента от общего объёма. Аукционная неделя современного искусства в мае 2013 года завершилась на беспрецедентной сумме в размере 1,5 миллиардов долларов США. 

Если раньше коллекционирование искусства своего времени было маргинальным явлением, то его новая популярность, по меньшей мере, удивительна. Что же делает сегодня современное искусство столь привлекательным в ущерб историческим произведениям? Разумеется, одной из основных причин является доступность работ. Современная творческая деятельность позволяет постоянно пополнять ряды художников новыми именами и рождать новые предметы искусства с потенциалом высокого качества, в то время как выдающиеся произведения прежних времён лимитированы. Хотя мы пока ещё не знаем, кто это будет, но следующий Уорхол (Warhol) уже среди нас, а среди коллекционеров, тому, кто откроет его или её, это пойдет на пользу как в культурном, так и финансовом плане, что касается стоимости работ. В отличие от этого значение художников эпохи Возрождения, барокко и импрессионизма придётся измерять на основе консенсуса искусствоведческого канона. Это делает сложным формирование амбициозных коллекций искусства подробно описанных исторических периодов. Лучшие работы 17-го или 19-го веков находятся в частных или государственных коллекциях, там их оберегают, заботятся о них, и появляются они в торговле лишь эпизодически. Во всяком случае, они достигают максимальных цен, как, например, картина «Игроки в карты» Сезанна (Cézanne). По слухам, покупатель из Катара заплатил за неё 250 миллионов долларов США. Но это относится только к определенным работам. 

Ограниченная доступность того, что считается шедевром, можно считать объяснением недостаточного интереса к коллекционированию исторических работ. В любом случае, аргумент, связанный со стоимостью, не совсем убедителен, после того как современное искусство бьёт все рекорды и оставляет далеко позади других мастеров. Это доказывают многочисленные примеры: «Соборная площадь, Милан» Герхарда Рихтера (Gerhard Richter) продана за 28 миллионов евро, «Собака из воздушных шаров» Джеффа Кунса (Jeff Koons) - за 39 миллионов евро, не говоря уже о произведения молодых художников, таких как Тауба Ауэрбах (Tauba Auerbach, родился в 1981 г.), цена за работу которого достигла в мае прошлого года 1,3 миллиона евро. Работы, цена на которые достигает более одного миллиона, уже больше не единичный случай, а постоянное явление на аукционах в Нью-Йорке или Лондоне. На такие деньги можно было бы сформировать большие коллекции произведений менее известных голландских мастеров, раритетов, романтических художников или замечательных африканских масок. Один аукционист недавно сказал, что легче найти хорошего Брейгеля (Brueghel), чем хорошего Питера Дойга (Peter Doig). 

Таким образом, популярность современного искусства можно объяснять не только с точки зрения редкости исторических работ. Этот аспект, конечно, оказывает влияние, но только в сочетании с другими социальными, экономическими и культурными факторами. Для многих коллекционеров, крупных и мелких, коллекционирование современного искусства становится формой общественной жизни - с календарём, полным международных праздников, таких как арт-ярмарки, биеннале, открытия выставок, приезд других коллекционеров и встречи с художниками. «Искусство это великолепно, но действительно великолепными являются люди, - сказал один американский коллекционер. – Ты ездишь по всему миру и встречаешь друзей». Современное искусство это как язык: «Когда вы встречаете людей, которые коллекционируют, вы говорите на одном языке, даже если вы из Берлина, а кто-то приезжает с Аляски». 

Наряду с идеей «универсального языка» мир современного искусства предлагает эксклюзивность и обаяние. Арт-ярмарки, такие как Art Basel, организуют предварительное превью и предварительные предварительного превью в зависимости от статуса коллекционера. Ярмарки становятся поистине событиями, чтобы продемонстрировать богатство и социальный успех. Поскольку не все произведения искусства доступны каждому, - даже если кто-то и был бы готов заплатить за них, - доступ к произведениям, которые пользуются большим спросом, корреспондируются с социальным престижем коллекционера и его положением в мире искусства и за его пределами. Мир, к которому хотят принадлежать многие. 

Ошеломляющие результаты одновременно вдохновляют также новых покупателей, некоторых из них искусство привлекает в качестве инвестиций или как объект для спекуляций. Но по-настоящему привлекательным делает современное искусство возможность влиять на историю искусства и создавать самостоятельные ценности. 

Поскольку современное искусство позволяет получать доступ к нашей собственной культуре, использует средства коммуникации нашего времени и имеет дело с актуальными значимыми вопросами, то в результате можно легко идентифицировать себя с ним. Коллекционеры могут говорить непосредственно с художниками, не обязательно вдаваясь в историю или теорию искусства. Если определённым художникам удаётся убедить коллекционеров, то последние могут помочь им повысить их узнаваемость в обществе. Новое тысячелетие стало свидетелем взрывного роста частных музеев и художественных залов: с 2000 года для публики открыты 166 новых частных музеев. 

Частный музей однозначно даёт больше свободы для работы над своей собственной идеей, чем музейное учреждение. Последнее обязано брать на себя помимо художественных задач историческую ответственность, исходя из своей общественной функции. Частные музеи могут принимать субъективные решения и бросать вызов традиционным подходам к искусству. Американский коллекционер Роза-де-ла-Крус (Rosa de la Cruz) различает частные и государственные музеи следующим образом: прошлое против будущего, темп против медлительности. По её мнению, частные коллекционеры способны действовать быстро и рисковать, тогда как государственные музеи занимаются больше охраной природы и консервативными вопросами, чем вопросами понимания современности. 

Частные музеи могут более чем конкурировать с государственными музеями, чьи бюджеты постоянно сокращаются, когда речь идёт о приобретении произведений искусства. В то время как некоторые коллекционеры приглашают музейных кураторов организовывать выставки и таким образом пытаются участвовать в историко-художественного дискурсе, другие коллекционеры стремятся покупать искусство, которое учреждения (пока) не считают уместным. Благодаря известности и престижности коллекции коллекционер может даже повысить значимость художника, в то время как значение исторических работ всегда измеряется в искусствоведческом дискурсе. В мире современного искусства эти правила могут уже ломаться, а также игнорироваться критическое восприятие. Примером этого феномена является карьера Дэмиена Херста (Damien Hirst): свою первую персональную выставку в музее он смог провести только в 2012 году, после того как более 20 лет пользовался чрезвычайно большим успехом у частных коллекционеров. Коллекционеры могут «сделать» художников, постоянно используя аукционные дома и сотрудничая с музеями, потому что у них нет необходимости обосновывать свою способность рассуждать, исходя из доминирующей теоретической системы отношений. 

В настоящее время ощущается появление нового художественного канона, который больше не подчиняется одному единственному авторитету. Современное искусство и художники в настоящее время частично получают культурную валоризацию за счёт общественного признания - в учреждениях и в частных коллекциях. Растущее число частных музеев стало негласно вступать в соревнование с общественными учреждениями не только в плане приобретения произведений искусства, но и в формулировании меняющегося художественного канона.

Оригинал публикации: Nie so populär wie heute

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3087966