«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

Экономика. Неприглядное искусство. Рынок искусства это площадка для людей, занимающихся отмыванием денег (часть 2) (www.welt.de)

 На международном арт-рынке ходят миллиарды - это искушает на занятия преступной деятельностью. Биограф Иммендорфа и Бойса даёт представление об этом мире.

 

Подделали, подкупили, обманули, ограбили


Юридически: Вольфганг и Элен Белтраччи (Helene, Wolfgang Beltracchi) были осуждены в 2011 году как фальсификаторы произведений искусства за мошенничество в составе преступной группы. Вольфганг Белтраччи был приговорён в открытом судебном заседании к шести годам лишения свободы, его жена к четырём. С тех пор предприимчивая пара появляется в фильмах, в книгах, её интервьюируют.


Foto: picture alliance / dpa

И действительно, картелеподобные стратегии, сфальсифицированные аукционы являются обычным делом в маркетинге художников. Иногда бизнес требует использовать также формы мошенничества, такие как завышение счетов или недостоверное декларирование. Хочет хороший клиент сэкономить на таможенных пошлинах или налогах – можно написать ноль, сделать из шедевра набросок, из литографии плакат. Вряд ли какая-либо галерея или какой-то арт-дилер взялись бы утверждать, будто никогда не сталкивались с такими неприемлемыми предложениями.

Лидером по части обыденной преступности являются подделки. Эксперты считают, что, по меньшей мере, половина из когда-либо проданных работ классического модернизма, сюрреализма и поп-арта является подделкой. Фонд Уорхола был вынужден прекратить свою работу, поскольку стало невозможно справляться с потоком подделок.

Фальсификаты, пиратские издания, подделки, подделанные и менее выразительные вещи просочились также на рынки графики и скульптуры. Тому, кто связывается с этой областью без знания дела, следует подумать о безвозвратных потерях.

Отвращение и притягательность

В конечном счёте, может возникнуть впечатление, что ловкие торговцы постоянно водят коллекционеров-нуворишей за нос, когда назначают цены. Между тем, покупки стоимостью в десятки миллионов мелочь по сравнению с миллиардными состояниями, олигархов, например, из Восточной Европы.

В то же время было бы неправильно полагать, будто эти актёры страдают гедонистической слепотой. Зачастую они действуют совместно с единомышленниками-трейдерами. Придумывают рыночную стоимость художников на аукционах по заранее согласованной тактике покупки или прикупа, с помощью чего увеличивают стоимость своих приобретений, а когда необходимо сохраняют её за счёт покупок для поддержания существующего курса. Результатом таких хедж-методов являются астрономические цены на работы Джеффа Кунса (Jeff Koons) и Дэмиена Херста (Damien Hirst).

Миром искусства управляет почти извращённая взаимосвязь отвращения и притягательности. С одной стороны, утончённое жеманство, в то время как за кулисами царит грубый дарвинизм. Каждый сам за себя, потому что искусство является привлекательным жанром, который даёт шанс стать быстрее, чем в любом другом случае, богатым и знаменитым - будь то это художник или галерист.

Всё более жестокие нравы

Разумеется, не все художники идут на поводу у новой буржуазии, не каждый хочет быть заложником коммерции, и всё ещё есть галеристы, которые борются за программу, бросающую вызов произволу. Однако тот, кто лишён терпеливого кредитора и хочет выжить на рынке искусства, рано или поздно вынужден, попав в затруднительное положение, следовать текущему художественному вкусу мировой художественной элиты.

«Когда же будет действительно что-то от искусства»? На этот вопрос ответила успешная галеристка Ева Презенхубер (Eva Presenhuber): «Когда коллеги-дилеры, а также музеи будут обращать внимание на художника, покупать и выставлять работы, вот тогда это и будет искусство». Искусство - это то, что продаётся, то, что уже определяется не содержанием и позицией, а эстетической гегемонией, находящейся под воздействием экономических факторов.

Конечно, мы не можем и не хотим ручаться за каждого дилера

Клавдий Охснер (Claudius Ochsner)
Президент швейцарской Ассоциации по торговле произведениями искусства

Тот, кто олицетворяет эту гегемонию и внедряет её закономерности в самые глубинные пласты мира искусства, это, прежде всего, правящий с Олимпа Гагосян (Gagosian) - социотип, взращённый на деньгах. Но там, где стоимость, реальное право на существование произведения измеряется его успехом на рынке, там более жестокими становятся нравы.

Глобальный рынок искусства постоянно растёт и требует новинок. Следовательно, крупные галереи привлекают к себе художников из программ более слабых в экономическом плане конкурентов. При этом они редко опасаются юридических споров, потому что вряд ли кто-то из художников связывает себя исключительно с одной галереей. Программные галереи всё чаще проигрывают эту борьбу, закрываются или начинают заниматься торговлей искусством.

Прибыль привлекает преступников

Между тем стремительно исчезает так называемый средний рынок, торговля искусством идёт по ценам менее 500000 евро. Лица свободной профессии - некогда самый мощный слой коллекционеров - маргинализируется. Эти покупатели практически не в состоянии платить за высокое искусство требуемые деньги, выражающиеся шестизначными суммами. Цены, которые появляются на искусственно перегретом рынке в результате стратегических интервенций мега-коллекционеров. Не удивительно, что около трети коллекционеров являются представителями финансового сектора.

Машина в качестве художника

zgbdc5-6cp8vfb5gh1h93fpkgt-originalЭти произведения искусства сделал робот «e-David»

В конечном счете, именно эти высокие цены и связанное с ними ожидание доходов делают торговлю искусством привлекательной для преступной деятельности. Привлекательность, которая ещё раз возрастает из-за полной непрозрачности этого рынка.

Когда галеристы и арт-дилеры объясняют своё поведение необходимостью соблюдать тайну, говоря о неотвратимости следовать деловому принципу, придерживаться которого требует клиентура, они тем самым покрывают также свою относительно спокойную до сегодняшнего дня деятельность, далёкую от обычной экономичной жизни. Многое в торговле искусством напоминает зачаточную рыночную экономику, которую можно было бы рассматривать как форму сопротивления набирающему силу зуду к регулированию всего и вся.

Хотя немецкий арт-рынок, что касается сомнений, отнюдь не является исключением, тем не менее, если есть желание познакомиться с проблемными зонами арт-рынка ближе, стоит обратить внимание на Швейцарию. С одной стороны, здесь сходятся важные нити мирового арт-рынка. С другой, существующие там взаимосвязи находят своё отражение в особо концентрированной форме.

art-basel-2014-vernissage-7-Art Basel в июне 2014 года: Представленные картины часто поступают с беспошлинных складов и возвращаются сразу после их продажи на склад. Foto: Getty Images (2)


В Швейцарии находится в управлении треть финансовых активов мира. В то же время, и вряд ли это совпадение, она является центром торговли искусством, что находит своё проявление на Art Basel, самой прибыльной и самой важной художественной ярмарке в мире. В Швейцарии самое большое в мире количество коллекционеров, галерей, арт-дилеров и художественных музеев, она предлагает разнообразную, высокоразвитую систему торговли художественными произведениями, а также налоговые удобства. К этому надо добавить либеральное предпринимательское право и традиционное швейцарское соблюдение тайны.

© WeltN24 GmbH 2015. Alle Rechte vorbehalten

Оригинал публикации: Wirtschaft unsch?ne K?nste

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3084078