«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

«Я за гражданскую войну искусства с рынком» (www.brandeins.de)

Сокращённый перевод
148 153 b1 12 11 weibel d10457ab78Петер Вайбель - директор крупнейшего в мире музея медийного искусства. 

Интервью: Петер Лауденбах (Peter Laudenbach)

Фото: Михаэль Худлер (Michael Hudler)
Вопрос: Господин Вайбель, как изменил искусство интернет?
Петер Вайбель (Peter Weibel): Искусство всегда связано с его восприятием зрителем. То есть, вопрос заключается в том, как изменилось это восприятие? Благодаря технике, а точнее телеграфу, телефону, телевидению, факсу, радио и интернету оно становилось всё более дистанционным. Дистанционные чувства, глаза и уши постоянно воспринимают поток виртуальных образов и звуков. Мы живем в визуальной культуре, где доминируют дистанционные чувства, поскольку теле-технологии могут усиливать только их. Чувства близости, обоняния, осязания, вкуса увядают. Мобильный интернет – завершающий этап этого развития. Благодаря смартфону доступными стали все знания, накопленные в мире. Всё, что я вижу - статую в Венеции, рекламу в Токио, водопад в Бразилии, - можно сфотографировать и сравнить с базой данных. Дистанционный опыт берёт верх над опытом непосредственного общения. 
Вопрос: Что означает это для искусства?
Петер Вайбель: Один пример: на большой выставке, которую я устраивал в Москве, русские всё время фотографировались перед произведениями искусства. Видеть их только невооруженным глазом было недостаточно. Хочется иметь фотографию, подтверждающую, что вы видели произведение непосредственно. Художественное произведение обретает буквально ранг достопримечательности. Фото должно быть выставлено в интернете, чтобы подтвердить реальность момента. Посетитель, собственно, и находящийся рядом с произведением искусства, ведёт себя как турист из дальних мест. Он должен отправить фотографию домой, чтобы доказать своё присутствие. Существует также обратное движение, которое нельзя не заметить. Всё больше людей ищут опыт непосредственного общения и, прежде всего, физического присутствия. Его, в отличие от виртуальных картин, невозможно воспроизводить бесконечно, оно уникально, потому становится чем-то особенным.
Вопрос: Цены на произведения искусства очень выросли, потому что коллекционеры хотят быть в окружении их ауры?
Петер Вайбель: Нет. Олигархи, такие как Роман Абрамович или Виктор Пинчук, хотят с помощью искусства купить себе статус. Если Абрамович платит на аукционе Sotheby's за картину Фрэнсиса Бэкона (Francis Bacon) 86 миллионов долларов США, то это не более, чем жест, свидетельствующий о его возможностях, как это было раньше при покупке автомобилей. Скучающие миллиардеры собирают искусство, чтобы отвлечься от своих семейных проблем и кризиса среднего возраста. Фридрих Кристиан Флик (Friedrich Christian Flick) начал интересоваться искусством после своего развода. Он увидел картину с нечётким изображением обнаженной женщины кисти Герхарда Рихтера (Gerhard Richter). Это было для него, очевидно, потрясением, он сам об этом рассказывает. Галерея Hauser & Wirth после этого охотно помогала ему в приобретениях такого рода. Издательства, такие как Dumont, за хорошие деньги облагородили коллекцию рядом публикаций. То, что произведения Джеффа Кунса (Jeff Koons) столь вульгарны, не случайность. Это хорошо для бизнеса со стареющими миллиардерами. Другой крупный коллекционер, миллиардер Франсуа Пино (Fran?ois Pinault), делает свои деньги в индустрии моды и роскоши с Гуччи (Gucci) и Ив Сен Лораном (Yves Saint Laurent). Именно в таком контексте выглядит также коллекция миллиардера в его дворцах в Венеции. Главное то, что это блестит. Это как в эпоху Возрождения. Речь идет о подражании. Если олигарх собирает искусство, то он подражает другим. Если у олигарха есть подруга, любящая искусство, то же самое хочет и другой. Искусство стало трофеем сверхбогатых людей. Яхт и блондинок-моделей в качестве трофеев уже давно недостаточно. Миллиардеры соревнуются между собой за обладание работами Бэконов, Херстов, Уорхолов, Рихтеров, Кунсов. Это приводит к росту цен. Больше так называемых частных лиц, обладающих свободными активами не менее 1 миллиона долларов (HNWIs, High Net Worth Individuals). Сегмент потребления этих людей - «инвестиции из увлечения», автомобили, яхты, ювелирные изделия. Искусство, по статистике, занимает в этом потреблении предметов роскоши примерно пятую часть.
Вопрос: Жан Тингели (Jean Tinguely) выставил в 1960 году в саду Музея современного искусства машину из лома, которая сама себя разрушала. Всё это он назвал «Hommage ? New York». Что можно после этого коллекционировать? Лом, который остаётся после саморазрушения произведения искусства?
Петер Вайбель: Это потаённый, сильный мотив всего модерна: самоуничтожение искусства. Признаётся не физическое произведение искусства, картина или скульптура. Невероятно, но акция Тингели, когда произведение искусства разрушает само себя, - это уникальный момент наполняющийся смыслом - то есть, аурой путём последовательного уменьшения пространства и времени. Американский философ Артур Данто (Arthur Danto) говорит о «преображении банального». Обыденное, банальное вдруг преображается в искусстве шестидесятых, семидесятых годов во что-то почти священное. Художники флюксуса, такие как Йозеф Бойс (Joseph Beuys), объявили произведением искусства просто ходьбу, сидение, бег, странствования или курение сигареты. Это становится произведением искусства потому, что за этим наблюдает публика из ценителей, коллекционеров и кураторов музеев и считающая  банальное действо - лучше, если при этом ещё на каком-то знаменитом месте - произведением искусства.
Когда кто-то садится на гору из 1500 костей свежезабитого крупного рогатого скота, днями тщательно чистит кости и при этом поёт народные песни, он может - как Марина Абрамович на Венецианской биеннале в 1997 году - войти в историю искусства.
И именно потому, что инсайдерская аудитория считает это произведением искусства. Право решать, что является произведением искусства, перешло со времени Дюшана от художников к публике, инсайдерам, галеристам и коллекционерам. Один пример: художник Франц Вест (Franz West) в молодости охотно раздаривал свои работы. В последствии его ранние произведения были объявлены подделками. Подлинными считаются лишь те, которые таковыми объявляет галерист Ларри Гагосян (Larry Gagosian). Крупный галерист делает искусство - художник поставляет лишь взаимозаменяемое сырьё. Если при этом среди этого сырья оказывается также хорошее искусство, то это лишь случайность.
Петер Вайбель - художник, куратор, медиа-теоретик - родился в Одессе в 1944 году. С 1999 года - директор Центра искусства и медиа-технологий в Карлсруэ. В шестидесятых и семидесятых годов был участником движения венского акционизма. Получил известность перформанс, когда тогдашняя партнёрша Вайбеля, художница Вали Экспорт (Valie Export), провела его на четвереньках и на собачьем поводке по Вене. 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2971004