«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Аналитика, экспертиза

Интервью с экспертом по Китаю Томасом Бергхайзом. "Ай Вэйвэй адаптируется к Германии" (www.monopol-magazin.de 

Сокращённый перевод
Взгляд на Восток: «Китайская художественная инициатива» («Chinese Art Initiative») Гуггенхайма (Guggenheim) заказывает у китайских художников  новые работы, которые будут представлены осенью 2014 года в Нью-Йорке. Программу возглавляет голландец Томас Бергхайз (Thomas Berghuis). Разговор о художниках, коллекционерах и тенденциях в Китае.

Анна Колик (Anne Kohlick)

Анна Колик: Господин Бергхайз, как Вы будучи экспертом оцениваете рост цен на арт-рынке современного искусства Китая? В октябре картина «Тайная вечеря» Чжэн Фанчи (Zheng Fanzis) побила ценовой рекорд аукциона современного азиатского искусства, она была продана за 23,3 миллиона долларов США.
Томас Бергхайз: Вы знаете, я не очень люблю говорить о ценах. Как куратор, который следует академической традиции, для меня более важно говорить о художниках и художественной практике. Что происходит потом на рынке с работами, это совершенно другая тема - тема, которой, на мой взгляд, уделяют больше внимания, чем она заслуживает.
Анна Колик: Давайте, тогда начнём с другого: когда началась эпоха современного искусства в Китае?
Томас Бергхайз: В качестве отправной точки можно было бы взять конец Второй мировой войны, но для азиатского региона большое значение имела также  Бандунгская конференция 1955 года.  На ней возникло движение неприсоединившихся государств – это идея третьего мира за рамками враждующих восточного и западного альянсов. Для Китая решающим моментом является, конечно, 1966 год - начало культурной революции. Но я бы назвал началом китайского современного искусства лишь конец 1970-х годов: Мао (Mao) мёртв, культурная революция позади и вновь открываются многие художественные школы.
Анна Колик: Какой стиль доминировал в то время в китайских учебных заведениях?
Томас Бергхайз: Без всяких сомнений, академический реализм - и у него среди прочего есть свои корни в Германии. Реалистическая традиция 19-го века, такие художники как Адольф Менцель (Adolph Menzel) сформировали поколение русских реалистов, которые, в свою очередь, имели большое значение для советского искусства. А те затем оказали влияние на китайский  реализм.
Анна Колик: А какие тенденции характеризуют китайское искусство сегодня?
Томас Бергхайз: Примерно шестьдесят процентов последней художественной продукции по-прежнему отличает академический реализм. Этот стиль продолжают преподавать в художественных школах, прежде всего в Центральной академии изящных искусств в Пекине, которая находится в непосредственном подчинении министерства образования. Такие картины маслом и скульптуры представляют интерес преимущественно для внутреннего рынка.  Остальные сорок процентов я бы охарактеризовал как экспериментальное искусство, то есть, то, что продаётся на международном арт-рынке или выставляется на выставках за рубежом. В рамках этой группы обращает на себя внимание то, что многие художники работают со средствами коммуникации: они начинают с живописи, переходят затем к скульптуре, инсталляциям, работают с новыми средствами и создают смешанные формы.
Анна Колик: В чём заключаются особые достоинства этих экспериментирующих китайских художников?
Томас Бергхайз: Они очень хорошо работают с пространством, временем и аудиторией. Я думаю, причина в том, что у китайцев иное, чем у нас представление о теле. Вы рассматриваете его традиционно как часть среды, как часть процесса. И что-то получается, если речь идёт о видео-арте, об инсталляциях и перформансе.
Анна Колик: Программа «Chinese Art Initiative», которую Вы возглавляете в Музее Гуггенхайма, заказывает работы китайским художникам. Работы будут выставлены в ближайшие несколько лет в Нью-Йорке, а затем перейдут в коллекцию Музея Гуггенхайма. В качестве первого художника, которого Вы выбрали недавно для программы, - Ван Жейнвей (Wang Jianwei), пионер медиа-искусства в Китае. Почему именно его?
Томас Бергхайз: Потому что он олицетворяет процессы, происходящие в развитии китайского современного искусства, - и это уже с 1980-х годов. В 1983 году Ван Жейнвей пишет картину под названием «Моей любимой матери» в академически-реалистическом стиле, отмеченную национальной премией в области искусства. После этого он получил известность в Китае. К новому языку форм он обращается в своих картинах 1990-х годов, которые часто сравнивают с работами Фрэнсиса Бэкона. Но его подход существенно отличается от Бэкона: он стремится связать в живописи пространство и время. Следующий шаг - обращение к видео-работам и перформансу, которые отличают Вана конца 1990-х годов. В области медиа-арта он действительно играет ведущую роль в Китае. Это понимают также нынешние молодые китайские художники. Его работы наглядно иллюстрируют разнообразие и сложность современного искусства  Китая - вот почему я выбрал его.
Анна Колик: Откройте секрет, на каких других китайских художников мы должны обратить более пристальное внимание? 
Томас Бергхайз: Я бы не хотел называть имена и составлять какой-то список хитов. Но могу сказать, какие средства особенно интересны: тушь. Музей Метрополитен открыл несколько дней назад большую выставку современных китайских работ тушью. Интересным в этой технике является её давняя традиция - и то, как она теперь обновляется с помощью новых средств, таких как фотография и видео. Другие основные тенденции китайского современного искусства идут в направлении абстракции, перформанса и кросс-медиа.
Анна Колик: По крайней мере, один китайский художник получил большую известность в Германии: Ай Вэйвэй. Какую роль он играет в художественном мире у себя дома?
Томас Бергхайз: Позвольте мне немного подумать, прежде чем ответить на этот вопрос: ещё в китайской империи интеллектуалы видели свою задачу в том, чтобы беспокоиться о власти и состоянии страны. Это традиция имеет своё продолжение и по сей день, о чём пишет в своей книге «Worrying about China» Глория Дэвис (Gloria Davies). Такой контекст содержит работа Ай Вэйвэя и многих других китайских художников. Ай отличается тем, что чётко и откровенно требует изменений. Подобная прямолинейность для китайцев не характерна - она, скорее, была бы присуща для Германии. 
Анна Колик: Перейдём от художников к коллекционерам: кто коллекционирует современное китайское искусство?
Томас Бергхайз: По большей части это богатые китайцы. Произведения современного искусства элита страны покупает примерно с 2000 года. Начало положили частные коллекционеры с работ политического поп-арта и циничного реализма - это были два основных направления китайского искусства в 1990-е годы. Оба направления связаны с реалистической традицией и смешиваются с авангардной перспективой. Еще до этого современным искусством Китая интересовались европейские коллекционеры - Ули Сигг (Uli Sigg), например. Он начал собирать репрезентативную коллекцию рано, так что теперь она отражает всё многообразие современного китайского искусства. При этом про себя он, конечно, думал передать позднее свою коллекцию общественности и работать с музеями. Китайцев от такого подхода всё ещё может что-то удерживать: их коллекции до сих пор определяет в основном рынок.
Анна Колик: С 2005 года открылось много частных музеев современного искусства в Шанхае. Почему именно сейчас?
Томас Бергхайз: К тому времени город Шанхай упростил закон о создании новых музеев. Многие частные коллекционеры использовали это для показа своих коллекций публике. В результате в стране сегодня развернулась широкая дискуссия о своём собственном современном искусстве, в настоящее время экспериментальные работы закупают также государственные учреждения. Но чего ещё не хватает, так это заказов китайским художникам, чтобы они могли работать не только для рынка. 
Анна Колик: И тут в игру снова вступает «Chinese Art Initiative» Гуггенхайма.
Томас Бергхайз: Правильно, благодаря поддержке фонда Robert H.N. Ho Family Foundation у нас появилась возможность делать крупные заказы - как сегодня Ван Жейнвею. Он создаст для Музея Гуггенхайма мультимедийную инсталляцию с элементами живописи, скульптуры и видео. Работу можно будет увидеть осенью следующего года в Нью-Йорке. До 2017 года будут ещё два заказа другим китайским художникам. 
Оригинал публикации: Interview mit China-Experte Thomas Berghuis

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2929649