«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Советы, полезная информация

«Ответственность несут также эксперты» (art-magazin.de)

Йоахим Хаусшильд (Joachim Hausschild), Уте Тон (Ute Thon)

Хенрик Ханштайн (Henrik Hanstein), руководитель Аукционного дома Лемперц (Lempertz) восстанавливает картину, связанную с фальсификацией «Коллекции Егера (J?ger)», говорит о халатности экспертов, о подделке надписей, плохой информированности и о новых путях борьбы с фальшивками.  

Через парижскую сеть торговли произведениями искусства, а также лондонские аукционные дома Кристис (Christie’s) и Сотбис (Sotheby’s) предполагаемые фальсификаторы Вольфганг Белтраччи (Wolfgang Beltracchi), его жена Элен (Helene), а также ряд их подельников сумели протащить на рынок 50 картин-фальшивок. Все они якобы из «Коллекции Егера», которой никогда не существовало.  В Германии под огонь критики попал прежде всего Аукционный дом Лемперц, выставивший на торги несколько таких картин. «art-magazin» расспросил руководителя аукционного дома Хенрика Ханштайна об этой афере и её последствиях. Трое соучастников находятся в предварительном заключении. Предполагается, что процесс начнётся осенью.

«art-magazin»: В 2001 году Аукционный дом Лемперц принял на торги мнимую картину Макса Пехштайна (Max Pechstein) «Мосты и баржи Сены» («Seine mit Br?cke und Frachtk?hnen»), но её не продали. На ней имелась мнимая этикетка с наклейкой галереи Альфреда Флехтхайма (Alfred Flechtheim). Разве она не насторожила Вас?

Хенрик Ханштайн: Нет, к сожалению, нет. Такая наклейка известна из литературы с 1995 года.

«art-magazin»: Но она же фальшивка.

Хенрик Ханштайн: Мы узнали об этом лишь в 2010 году. Наклейка не раз появлялась в  каталогах Кристис, и она никого не смущала. Женщина, сдававшая её, ссылалась на Кристис. С такой же наклейкой мы имели дело с ещё одной мнимой картиной Пехштайна. Мы, конечно, спрашивали женщин, откуда картина. Данные о происхождении произведений в большинстве случаев основываются на словах тех, кто их сдаёт, лишь в самых редких случаях предъявляются счета, квитанции и другие доказательства. В 1920-1930-е годы издавали сравнительно мало каталогов и зачастую без иллюстраций. Мошенники и воспользовались этим. Это был один из их трюков: они подделали данные о происхождении картины. Кроме того, очень умело поступили и в другом плане: занялись картинами, которые были известны из литературы, но не были репродуцированы или давно забыты.

«art-magazin»: Теперь фальшивые этикетки главное доказательство на процессе?

Хенрик Ханштайн: Нет. Последним доказательством того, что с этими картинами что-то не в порядке, являются дендрологические исследования, то есть определение возраста и происхождения подрамника.  

«art-magazin»: Вы упоминаете аукционный дом Кристис, на аукционах которого были проданы также фальшивые картины из коллекции Егера. Очевидно, вы не сотрудничаете…

Хенрик Ханштайн: Здесь кроется самая большая неприятность. Мы дважды обращались к Кристис, даже по факсу, но ответа не получили. Мы хорошо сотрудничаем с правлением Европейского союза аукционистов (Europ?ischer Versteigererverband). Я и туда делал запрос, но никакой реакции не последовало. И я не понимаю, почему отмалчиваются другие немецкие коллеги, которых это тоже коснулось.

«art-magazin»: В 2003 году Аукционный дом Лемперц продал мнимую картину Пехштайна «Лежащая обнажённая с кошкой» («Liegender Akt mit Katze») швейцарской галерее «Хенце и Кеттерер» (Henze & Ketterer). После того, как выяснилось, что проданная в 2006 году за сенсационную цену 2,4 миллиона евро мнимая картина Генриха Кампендонка (Heinrich Campendonk) «Красная картина с лошадьми» («Rotes Bild mit Pferden») инвестиционной компании с Мальты была фальшивкой, Хенце тоже   насторожился. Теперь известно, что и эта картина действительно фальшивка. Непонятно, как столь авторитетный антиквар мог купить такую картину.  Что здесь происходит? Собирается ли Хенце возвращать свои деньги?

Хенрик Ханштайн: Задаток он уже вернул. Но что касается денег за покупку, аукционист, согласно определению Федерального суда, не отвечает за то, что ему не принадлежит. Я не могу взять 20 процентов комиссионных, а отвечать за 120 процентов. От этого откажется любой аукционный дом. Тут мы подходим к тем, кто сдаёт картины, с точки зрения сквозной ответственности. Это произошло, и это господин Хенце очень хорошо понимает. Сомнительная картина Кампендонка упоминалась даже в каталоге произведений. А по поводу картин Пехштайна мы консультировались с недавно скончавшимся Максом К. Пехштайном, сыном художника. У него не возникло никаких сомнений относительно подлинности обеих подозрительных картин, а он-то произведения своего отца знал великолепно. Он даже редактировал соответствующие тексты наших каталогов. По каждой картине мы консультировались с самыми авторитетными экспертами. Мы вынуждены верить выводам этих экспертов. Другого выхода у нас нет. Кстати, наследники Пехштайна в одном из писем, присланном по электронной почте, ещё раз говорили, что картина 1908 года войдёт в каталог произведений. Сын Генриха Кампендонка тоже тщательно изучал сомнительную картину и сказал следующее: это замечательно. А на оборотной стороне он узнал, как ему показалось, даже почерк своего отца.

«art-magazin»: Наследники ведь тоже зарабатывают на продаже.

Хенрик Ханштайн: Наследники Пехштайна до сих пор не заплатили пошлину. Это всё же пять процентов от продажной цены.

«art-magazin»: Иными словами, во всём виноваты эксперты?

Хенрик Ханштайн: Они несут свою долю вины. Во Франции эксперты отвечают за результаты своей экспертизы. Я считаю это правильно. В случае с Хенце странно, что эксперты, исследовавшие картину Кирхнера (Kirchner), тоже не разобрались, что на оборотной стороне его картины, выставленной на аукцион, нанесено фальшивое клише виньетки Эрнста-Людвига Кирхнера (Ernst-Ludwig Kirchner). Картина затем была вывешена в зале музея и сотрудница, работавшая над каталогом, восхищалась ею. Для меня это непонятно.

«art-magazin»: Что же экспертам не хватает профессионализма или же просто очень хороши подделки?

Хенрик Ханштайн: Надо всё-таки сказать, что это отнюдь не грубые и не глупые, а очень хорошие подделки. Фальсификаторы лучше, чем художники, говорит профессор Альтхофер (Althofer). Предполагаемый фальсификатор Вольфганг Бертраччи выискивал всегда типичное. И за 20 лет своей работы он буквально добился совершенства. К тому же картины поступали на рынок, в известной степени, гомеопатическими порциями, в течение более одиннадцати лет. Начиная с Калифорнии и кончая Англией, Францией, Крефельдом, Берлином и Гамбургом.  Тем самым внимание распылялось. Надо было бы устроить здесь, в Берлине, выставку всех фальшивок, и тогда каждый обратил бы внимание на то, что раньше он не замечал. Если бы картины поступили все сразу, возможно, определить фальшивку было бы легче.

 Оригинал материала: «Die Experten sind mitverantwortlich»

Комментарии  

jimcastro
#1 greatjimcastro 11.03.2014 23:35
It is great to have the opportunity to read a good quality article with useful information on topics that plenty are interested on.I concur with your conclusions and will eagerly look forward to your future updates. Life Experience Degrees | Animated Explainer Videos

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
2931053