«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Искусство-антиквариат - Коллекции

Складированное искусство ГДР. Красное поп-искусство из подвала (www.taz.de)

Рольф Лаутеншлегер (Rolf Lautenschl?ger)

Дамы из Бисдорфа охотились… За Прекрасным. Они искали произведения искусства для своего будущего музея. Начальник управления искусства и культуры района Марцан-Хеллерсдорф Хайке Мевес (Heike Meves) появилась в Потсдаме на конференции с повесткой дня «Атлас картин. Искусство в ГДР» сразу с тремя коллегами. В качестве устроителей конференции выступили Центр исторических исследований (ZZF) и Федеральное министерство образования и науки (BMBF).

 

Этих четырёх дам очень интересуют коллекционные фонды времён социалистического реализма, дремлющие сегодня в запасниках Берлина и Бранденбурга и о будущем которых в конце ноября спорили в Потсдаме кураторы и историки. Дело в том, что на будущей неделе в районе Марцан-Хеллерсдорф предстоит обсуждение вопроса о реконструкции замка Бисдорф под новую художественную галерею. 7,5 миллионов евро от земли Берлин и от ЕС на эту реконструкцию Хайке обеспечены. С 2015 года в замке предполагается выставить картины, графику и скульптуру времён ГДР.

Почти 1000 квадратных метров предусматривается выделить для произведений восточногерманского изобразительного искусства из коллекции «Художественный архив города Бесков», города, расположенного сразу же за восточными границами Берлина. Бесков – нелюбимая сокровищница искусства ГДР: здесь со времени воссоединения Германии хранятся 25000 произведений искусства. Среди них много красного хлама, но и хороших картин. В своё время они украшали общественные учреждения Восточного Берлина и Бранденбурга: находились в музеях, галереях, комбинатах, ратушах, министерствах, – а также у шефа Штази Эриха Мильке (Erich Mielke).

Замок Бисдорф стал бы первым немецким музеем, показывающим искусство бывшей ГДР в систематизированном и тематически структурированном виде. «ГДР- Reha» или «Loriot-музей» – так иронизировали критики, когда проект стал достоянием гласности. Руководительницу управления искусства Мевес это не оставляет равнодушной. Речь идёт о «полемике критического характера» относительно официальной художественной доктрины времён картин о героическом рабочем – не об идеологической ревизии и релятивизации социализма, говорит она. По её словам, название бисдорфской выставочной концепции «Картинобрческий спор» подчёркивает претензию на просвещение, а не на просветление.

Искусствоведам и музейщикам пока с трудом удаётся освободить картины времён ГДР от балласта негативных идеологических стереотипов. Искусство ГДР было и остаётся вражеским искусством. Как сказал, открывая коллоквиум, Мартин Сабров (Martin Sabrow), директор ZZF, «оно актуально и не является аспектом мышления прошлого». Независимо от различия сюжетов, стилей, школ или академичности, независимо от авторов, художников ГДР, будь то Бернхард Хайзиг (Bernhard Heisig) или Вернер Тюбке (Werner T?bke), остаются подозрения, что всё это государственное антисовременное искусство, пропаганда. Красное поп-искусство вовсе не искусство, «в ГДР не было живописи», съязвил как-то художник Георг Базелитц (Georg Baselitz), будто мир по-прежнему находится в состоянии и холодной войны.

О том, насколько стойкими оказываются не лучшие представления о Востоке, можно было недавно понять, прочитав еженедельную газету Die Zeit. Для критика Ханно Раутерберга (Hanno Rauterberg) просто абсурдом является то, что картины «художника мирового уровня» Альберто Джакометти (Alberto Giacometti) были выставлены на последней выставке в Новой национальной галерее рядом с работами аппаратчика ГДР Вилли Зитте (Willi Sitte).

Спор о роли и качестве искусства ГДР способствовал тому, что взгляд на многие коллекции в запасниках и музейных архивах «остался недоосвещённым», как выразился Юрген Даниэль (J?rgen Danyel), историк из потсдамского ZZF. Их история и современность завуалированы. Их значение до, во время и после завершения процесса объединения 1889/90 годов ждёт своего исследования.  Принесёт ли «Атлас картин ГДР», в котором до 2012 года должны быть собраны в форме базы данных все сведения о коллекциях, фондах и их происхождении, перемены на восточном художественном небосводе, Даниэль не желает загадывать. Для этого есть основания: дело в том, что у всего, что относится к этой теме и находится в подвалах Национальной галереи, Немецкого исторического музея, Городского музея, а также у берлинских предприятий и в специальных учреждениях, действительно, отсутствует транспарентность.

И правда, удивляет то, как мало известно о коллекциях и коллекционерах времён ГДР. Выполняло ли изобразительное искусство какую-либо особую функцию в жизни ГДР. Заказчиками и коллекционерами были государственные фонды культуры, крупные политические и общественные организации: Национальная Народная армия (NVA) и народные предприятия (VEB), министерства и металлургические комбинаты, музеи Восточного Берлина и посольства, спортивные союзы и Народная полиция. Однако об их подходах мало что известно. «Мы хотим знать, как  картины попали в различные коллекции ГДР: как их закупали? Кто закупал? Как поступали художники с такими заказами? Насколько политически мотивированными были заказы? Речь идёт о настоящей мешанине факторов, взаимосвязанных с системой искусства ГДР и государственной политикой в области искусства, так маркируют цели «Атласа картин» Даниэль и потсдамский историк современности Томас Шааршмидт (Thomas Schaarschmidt).

Для исследователей очевидно, что после падения стены информации о коллекциях и передаче картин стало ещё меньше. Каталоги и данные о коллекциях, изъятые из Дворца Республики, музеев и учреждений ГДР и исчезнувшие в запасниках, отсутствовали. Необходимо, напомнила дрезденский социолог Карл-Зигберт Реберг (Karl-Siegbert Rehberg), восстановить прежде всего «понимание» к истории запасников картин. В конце концов, художественное наследие ГДР даёт доступ к восточной художественной сцене и конфликтам, которые на ней разворачивались, это важная часть немецкой истории.
 
Однако впереди тернистый путь – таков итог конференции. То, что сообщила Марлен Хайдель (Marlene Heidel), искусствовед, сотрудник художественного архива Бескова, о коллекциях из берлинского региона, было отрезвляющим: в то время, как бывшая восточно-берлинская галерея социалистических мастеров, насчитывающая 350 картин и рисунков, по крайней мере, структурирована и надлежаще хранится со времени её передачи в Новую национальную галерею,  то в Бескове не хватает почти всего. Получается, что спустя 22 года после падения стены может быть исследована и представлена лишь часть огромной коллекции скульптуры, картин и графики. Помещения замка слишком малы. Нет денег и сотрудников. В конце октября стало известно, что не будет средств для расширения помещений под художественный архив. Создаётся впечатление, сказал Хайде, что в Бескове «происходит не исследование, а вытеснение искусства ГДР».

При этом именно Бесков, по словам Хайделя, мог бы стать наряду с Национальной галереей и Немецким историческим музеем хорошей площадкой для проведения исследований политических структур, творчества художников и экспонатов искусства ГДР. Поскольку это место является главным источником. Архив – это изобретение последнего министра культуры ГДР Герберта Ширмера (Herbert Schirmer), который после краха социализма в 1990 году перевёл постепенно художественные фонды из Берлина и Бранденбурга в замок: картины «героев труда», сталеваров и космонавтов, портреты, социалистические пейзажи, праздничные слащавые сюжеты, красный китч в виде бюстов а ля Маркс и Энгельс и к этому ещё тысячи экземпляров графики Зитте Хайзига (Heisig), Тюбке (T?bke) и Матхойера (Mattheuer).

По мнению Хайделя, художественный архив «свидетельствует о дифференцированности культурного ландшафта ГДР». Существовала неформальная сцена искусства и официальная торговля искусством. Коллекции формировались путём заказов, подарков, передачи во временное пользование и за счёт частных инициатив. Всё это отражает архив. В Бескове находится сокровище, оно является отражением истории культуры ГДР.

Участники конференции констатировали, что тема, конечно, медленно, но тем не менее всё же выходит из культурно-политической тени. С одной стороны, по той причине, что существует интерес и коллекциями занимается всё большее число людей. С 2009 года над созданием «Атласа картин» работает уже с десяток архивов, музеев, институтов и частных коллекционеров под руководством Дрезденского технического университета и Федерального министерства образования и науки. С другой стороны, поскольку активно действуют ведомства, занимающиеся искусством, – пример Бисдорф – и музеи. Завершением проекта исследовательского проекта «Атлас картин» станет выставка искусства ГДР, которая пройдёт в 2012 году в Веймаре.

Планирует освещать историю искусства ГДР также Ютта Гётцман (Jutta G?tzmann), директриса нового Потсдамского музея, который в настоящее время создаётся в Старой ратуше и в новом строении на Старом рынке. По её словам, на новой выставке истории города, которая откроется в 2012 году, будут использованы фонды художественной коллекции ГДР. Невидимые коллекции станут вновь видимыми. 

Оригинал статьи: Eingelagerte DDR-Kunst. Der rote Pop aus dem Keller

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3087509