«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.

Сайт продаётся. Тел.: 8-903-591-82-48

Филокартия - Коллекции

Проштамповано – Антисемитские почтовые открытки (bpb.de)

Интервью с коллекционером Вольфгангом Ханеем

Ангелика Мюллер (Angelika M?ller) и Фриц Бакхаус (Fritz Backhaus), обработка интервью – Майке Хердес (Meike Herdes)

bpb: Как Вы начали собирать антисемитские открытки?

Вольфганг Ханей (Wolfgang Haney): Собственно, это дело случая. В 1990 году я увидел на бирже монет на одном из стендов два денежных знака из концентрационного лагеря Ораниенбург и приобрёл их. Для меня как нумизмата было важно иметь полный комплект, состоящий их четырёх знаков. Меня заинтересовал этот феномен, и я решил собирать деньги из бывших концентрационных лагерей. Продавцы тогда предлагали мне в качестве дополнения также другие вещи, например, письма узников концентрационных лагерей или антисемитские почтовые открытки. Так постепенно деньги из концентрационных лагерей как объект коллекционирования отошли на второй план, в том числе, и по той причине, что их не так и много. Разумеется, других вещей на рынке было больше, и они были очень интересными. Таким образом возникли две большие коллекции: одна из них – вещи и документы из концентрационных лагерей и гетто и другая – как раз коллекция антисемитских почтовых открыток.

 

bpb: С какой целью Вы собираете такие антисемитские вещи?

Вольфганг Ханей: После 1933 года я как «метис 1-й степени» («Mischling 1. Grades») подвергался преследованиям, поэтому для меня было важно разобраться в истории антисемитизма.

bpb: По каким критериям Вы отбираете открытки для своей коллекции?

Вольфганг Ханей: Хороший вопрос, поскольку существует много открыток с еврейскими мотивами. Я отбираю так называемые «еврейские сатирические почтовые открытки», на которых евреи изображены в карикатурном виде.

bpb: Руководствуются ли такими же критериями другие коллекционеры и торговцы?

Вольфганг Ханей: Торговцы сначала вообще не знали что такое антисемитизм. Они продавали антисемитские открытки под названием «юдаика»  («Judaica») с изображением синагог и культовых обычаев евреев. Теперь они уже во многом разобрались, правда, лишь что касается очевидного антисемитизма.

bpb: Откуда взялся этот термин «еврейские сатирические открытки»? Он является обычным среди коллекционеров или торговцев?

Вольфганг Ханей: Слово «еврейские сатирические открытки» я услышал в одном из филателистических аукционных домов Гамбурга. Поскольку я и многие другие коллекционеры постоянно спрашивали о них, это выражение стало синонимом для вполне определённого направления.

bpb: Значит этот термин появился на рынке почтовых открыток как название  коллекционирования антисемитских почтовых открыток лишь в последнем десятилетии?

Вольфганг Ханей: Я бы сказал, да.

bpb: Наверняка, помимо Вас антисемитские открытки покупают и другие коллекционеры. Могли бы Вы сказать, что заставляет собирать их других коллекционеров?

Вольфганг Ханей: Могу лишь сказать, что в Берлине я не знаю ни одного коллекционера, с которым можно было бы говорить на эту тему. Кто покупает, я не знаю. Знаю лишь, что в коллекционировании качественно интересных вещей существует большая конкуренция. Я это вижу по суммам, которые предлагают на аукционах, перебивая мои ставки.

bpb: В Вашей коллекции вряд ли есть дубликаты. Вы это делаете сознательно или же это отражает ситуацию на рынке?

Вольфганг Ханей: Я никогда не приобретаю одно и то же дважды.  Это слишком дорого. Когда я отправляюсь к продавцу, со мной всегда копии всех моих открыток, и у меня есть время, чтобы разобраться, есть ли уже в моей коллекции предлагаемые вещи. Правда, большинство открыток я покупаю на аукционах, а там для этого нет времени. Если я приобрёл дубликат, то стараюсь от него поскорее избавиться. 

bpb: Есть ли какие-то определённые сюжеты, которые предлагают чаще всего?

Вольфганг Ханей: Очень часто предлагают курортные открытки из Мариенбада и Карлсбада. Открытки с такими мотивами можно найти на любой бирже в любом каталоге аукциона. Соответственно цена на них теперь упала. С другой стороны, во многих вариантах есть «Dreyfus» – открытки из Франции. Их тогда очень много выпустили.

bpb: Насколько репрезентативной Вы считаете свою коллекцию?

Вольфганг Ханей: Я бы сказал, коллекция даёт хороший срез времени. Кстати, интересно, что во времена нацизма было очень мало антисемитских открыток.

bpb: Как много продавцов, с которыми Вы поддерживаете контакты?

Вольфганг Ханей: Я этого никогда не считал, По всему миру, начиная с Америки и Израиля, это где-то десять-пятнадцать человек, от них я получаю каталоги.

bpb: Каково количественное соотношение открыток из разных стран? Отражает ли оно в Вашей коллекции реальное положение или же это дело случая?

Вольфганг Ханей: Мою семью и меня преследовали в Германии. По этой причине я сначала покупал только немецкие антисемитские открытки и меньше – совершенно сознательно – иностранные. Кстати, многие из них можно достать. Чаще всего это польские и русские открытки. Кроме того, есть много американских, английских и меньше французских антисемитских открыток. 

Первоначально я их не покупал, так как не хотел давать немцам возможность говорить, что, мол, другие были не лучше, чем они. Правда, позднее я приобретал все предлагавшиеся открытки, которые мог себе позволить, так что мою коллекцию теперь, видимо, можно считать репрезентативной по этой теме. Мне, например, сделали предложение приобрести большое количество открыток из Франции. Выяснилось, что 95 процентов предложенных открыток у меня уже есть. Моя коллекция настолько обширна, что предложить мне  теперь можно лишь немногое.

bpb: Какова, на Ваш взгляд, доля антисемитских открыток на биржах коллекционеров и аукционах?

Вольфганг Ханей: К сожалению, точных данных у меня нет. Но в последнее время на биржах коллекционеров предлагают почтовые открытки в очень больших количествах. Во времена Вильгельма они представляли собой обширную область коллекционирования, и выпускали их частично специально для коллекционирования. Кстати, и среди них доля антисемитских открыток крайне мала.

bpb: Что является причиной того, что Вы собираете антисемитские открытки и антисемитику с точки зрения Вашей биографии?

Вольфганг Ханей: Моя мать была еврейкой, а мой отец – католиком. Согласно Нюрнбергским законам от 1935 года, брак моих родителей был «смешанным браком». Моя мать родом из Лисы, города в провинции Познань, она перебралась вместе с родителями в Берлин. Там в 1921 году мои родители поженились. У них было два сына. Мой брат – офтальмолог, а я – дипломированный инженер. В 1937 году из-за бойкота еврейских магазинов мои дед и бабушка потеряли источник для существования, и оба от безысходности умерли. Затем в паспорте моей матери как еврейке поставили пометку «J» и дали дополнительное имя «Сара». Она занималась на принудительных работах в мастерской для слепых «Hans Otto Weidt». После того, как коллектив предприятия был полностью депортирован, она перешла на нелегальное положение. Благодаря этому и выжила. Меня касались обычные для так называемых «полуевреев» запреты.

В нашей семье всегда что-то коллекционировали. Моя мать собирала старые документы и листовки, фарфор и еврейские предметы культуры. Я, судя по всему, унаследовал страсть к коллекционированию от неё, поскольку начал заниматься этим уже с ранних лет. Одной из первых моих коллекций были жуки-скарабеи. Они мне нравились, к тому же и стоили недорого. Самый маленький был из розового кварца, а самый большой, с кулак величиной, из глины. Они были полностью уничтожены во время бомбардировок Берлина.

Кроме того, я собирал вещи с Востока. Одну из моих самых прекрасных вещей я заработал, убирая магазин. Это был шлем сарацина времен крестовых походов. Он стоил всего 25 марок, но у меня их не было. Я собирал бутылки из мусорных ящиков и продавал по 2-3 пфеннига, чтобы собрать деньги. Я постоянно прилипал  носом к витрине, и однажды меня застал за этим хозяин магазина: «Чего ты там высматриваешь, мальчик? – спросил он меня. Он отдал мне шлем, сказав: «Будешь приходить каждую неделю подметать магазин и приносить тетрадь для записей слов». За час работы я получал примерно 10-20 пфеннигов, – а после этого шлем оказался на груде мусора нашего сгоревшего дома. Он был полностью деформирован. Но я продолжал всё время что-то коллекционировать. После войны, как и любой молодой человек, занялся почтовыми марками. Но уже вскоре прекратил.

Затем собирал монеты. Дело в том, что мой отец был корабельным капельмейстером, и в карманах у него всегда была иностранная мелочь. Кроме того, в каждой семье была коробка с денежными суррогатами, в которые играли.  Это вдохновило меня. У меня очень большая коллекция монет, я председатель  союза «Берлинский нумизмат». Благодаря коллекционированию монет я познакомился с деньгами из концентрационных лагерей, о чём я уже говорил в начале интервью.

bpb: Собирая такие вещи, Вы преследуете какую-то цель?

Вольфганг Ханей: Я коллекционирую не для себя, и свои коллекции уже предоставлял для выставок различным учреждениям, так как я  против антисемитизма и правого экстремизма и хотел бы донести это до людей. Я хочу выступать также в школах, что уже не раз делал в музеях.

Оригинал материала: Abgestempelt - Judenfeindliche Postkarten

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3110221