«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Библиофилия, букинистика - История

Библиомания (часть 3) (www.quickiwiki.com)

Сокращённый перевод

Страсть к чтению

Чтение в 18-м веке

В уходившем 18-м столетии под избитым термином «страсть к чтению» велась дискуссия о ложной литературе для чтения и опасной литературе.

Термин

Споры о правильном или неправильном чтении столь же стары, как и само чтение, но своей кульминации они достигли в последней трети 18-го века. Термин «страсть к чтению» (также «жажда чтения») был, однако, новым. Очень ранний пример этого слова встречается в письмах Рудольфа Генриха Цобеля (Rudolf Heinrich Zobel) 1773 года, посвящённых воспитанию женщин. Позже термин стал неотъемлемой частью сочинений просветительского и антипросветительского содержания. Иоахим Генрих Кампе (Joachim Heinrich Campe), важный представитель Просвещения, привёл его, наконец, в 1809 году в своём словаре: «Страсть к чтению, пристрастие, т.е. неумеренное, беспорядочное удовлетворение желания читать, наслаждаться книгами для чтения за счёт других необходимых занятий».


Чтение в 18-м веке


До позднего периода 18-го века читали, начиная с мелкопоместного дворянства и кончая средним классом, в основном газеты, календари и религиозную литературу. Чтение религиозных сочинений отличалось повторным прочтением одних и тех же писаний, связанных часто с конкретными праздниками. Их передавали из поколения в поколение; к книгам с их высказываниями, считавшимися вневременными, испытывали обычно определённое уважение. Поэтому чтение было соответственно больше религиозным, чем литературным явлением.


Общественные перемены


В то время, как социальное положение дворянства и крестьян оставалось без изменений, в буржуазии произошли серьезные изменения. Появился слой населения, отличавшийся прежде всего своей образованностью. Образование было сначала условием для получения важных должностей, позже оно обрело новую функцию прежде всего в качестве дифференциации от дворянства и средства социального лифта. Однако для растущей группы интеллектуалов из числа образованной буржуазии не было достаточного количества рабочих мест. Потребовалось много времени и оснований для того, чтобы поставить систему под вопрос. Печатное слово служило при создании нового движения Просвещения более чем когда-либо в качестве средства общения, расширения моральных и интеллектуальных горизонтов и стало как таковое носителем культуры. Для новой буржуазии важным условием для формирования новой читающей публики было наряду с финансовыми возможностями приобретения книг или членства в обществах для чтения также характерное разделение труда между мужчинами и женщинами. Женщина, чья деятельность ограничивалась в основном домашними обязанностями, развивалась в большей мере как потребитель, что включало также чтение. Девушки и женщины, очень сильно ограниченные в своём развитии, могли с помощью литературы, романов переживать фантазии, которых их лишала реальная жизнь. Поэтому случилось так, что громадный подъём получила беллетристика. Для мужчин с учётом их профессионального положения, связанного со внесемейной деятельностью, произошло постепенное отделение труда и отдыха, когда они стали всё больше посвящать времени чтению деловой литературы, например, политических сочинений или газет.


Образцовое чтение


Образцовое чтение, при котором большой вес имели мораль и обучение, было характерной чертой для чтения в 18-м веке. На волне Просвещения и открытия детства как самостоятельного понятия в характеристике сфер жизни, новое значение приобрела педагогика, что привело к появлению новой детской и молодёжной литературы, которая должна была работать в интересах нравственного воспитания. Её называли литературой примеров, так как часто это были остросюжетные рассказы, на которых дети должны были учиться, как надо себя вести, или черпать примеры. По этой причине роман к началу 18-го века считался, согласно просветительским идеалам, полностью законным. Книге отводили большое значение в плане воздействия на читателя и воспринимали её как важную составную часть воспитания.


Однако постепенно менялась не только читающая публика, но и содержание литературы. Важной вехой в этом отношении был опубликованный в 1774 году роман в письмах «Страдания юного Вертера» Иоганна Вольфганга фон Гёте (Johann Wolfgang von Goethe). Это произведение не преследовало каких-либо дидактических целей. Но в обществе господствовало, как сформулировал это сам Гёте, всё ещё «старое предубеждение [...], возникающее из понимания достоинства печатной книги, что она всё же должна иметь дидактическую цель». Но на самом деле многие молодые читатели последовали примеру героя романа, что в результате вызвало волну самоубийств.


От «интенсивного» к «экстенсивному» чтению


Но произошли огромные изменения не только в содержании, но и в манере чтения. Классический тезис Рольфа Энгельзинга (Rolf Engelsing) состоял в том, что переход от «интенсивного» чтения, господствовавшего с начала и до позднего периода 18-го века, к чтению «экстенсивному» - современные исследования называют «революцией чтения». Этот тезис действительно широко цитируют, но и подвергают резкой критике. «Интенсивное» чтение подразумевает интенсивное и многократное чтение небольшого перечня в основном религиозных книг, как это было принято раньше. Вместо него где-то к концу 18-го века пришёл «экстенсивный» способ чтения, который в результате желания иметь в качестве информации новую и разную литературу и особенно для собственного приятного времяпрепровождения существенно повлияло на отказ от старой привычки чтения. Эти термины выбраны не совсем удачно, потому что именно «экстенсивное» чтение отличалось обычно страстной интенсивностью.

Книжный рынок


Таким образом читающая публика расширялась в основном за счёт женщин. Гражданское осознание того, что экономически целесообразным может быть ответ на возникающие потребности соответствующим предложением, привело к заметному расширению книжного рынка. Наиболее значительные изменения на книжном рынке в 18-м веке заключались, если судить по запискам Йентцша (Jentzsch), в огромном уменьшении доли религиозной литературы и в большом увеличении количества «изобразительного искусства» в целом и беллетристики, в частности, с точки зрения общего объема выпуска всех наименований, изданных на немецкоязычном пространстве.
Количество вновь опубликованных наименований в год и доля в процентах от общего объема производства (по Йентцшу):

 

                                                                                                                                      

               1740, абс.   1740, доля   1770, абс.   1770, доля   1880, абс.   1880, доля

                кол-во        в общем        кол-во         в общем      кол-во        в общем

                                    объёме                              объёме                            объёме

                                   пр-ва в%                          пр-ва в%                          пр-ва в%

                                                                                               

Общий

выпуск        755         100%             1144            100%           2569             100%

наимено

ваний

                                                                                                                                     

Религиозн.    291       38,5%              280            24,5%            348             13,5%

лит-ра

                                                                                                                                     

Изобраз.

искусство      44          5,8%              188            16,4%             551              21,4%

и наука

 

Тем не менее существовали разногласия относительно количества потенциальных читателей в немецкоговорящих странах. Шенда (Schenda) оценивал грамотность населения в 1770 году на уровне 15%, в 1800 году уже 25%, пока в 1900 году эта цифра не достигла уже 90%. Однако из этого количества, согласно Гревену (Greven), было менее 100000 человек, которые во второй половине 18-го века действительно регулярно находили время для чтения художественной литературы. Даже если говорить с позиции сегодняшнего дня, что развитие было не столь уж серьёзным, как об этом писали, тем не менее следует отметить, что современники, вероятно, имели в виду прежде всего свой собственный опыт, связанный с их окружением: городским населением, которое однако составляло лишь 10% от общей численности населения.

Оригинал публикации: Bibliomanie  DE.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3088337