«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Библиофилия, букинистика - История

Библиомания (часть 4) (www.quickiwiki.com)

Сокращённый перевод

Окончание

Страсть к чтению

Споры о страсти к чтению


«С тех пор, как существует мир, не было более удивительных событий, чем беспорядочное чтение романов в Германии и революция во Франции. Эти две крайности развивались достаточно одновременно друг с другом, и нельзя совсем исключать, что романы сделали внутренне несчастными, быть может, не меньше людей, чем столь ужасная французская революция, делающая это публично».

- Иоганн Георг Хайнцеман (Johann Georg Heinzemann): 1795


Страсть к чтению, или жажда чтения, которые, если верить сообщениям современников, нашли распространение начиная с 1780 года среди значительной части читающей публики, были в центре дискуссий литературной общественности. Много рассуждений об этом было в газетах, брошюрах и в проповедях. Страсть к чтению была подозрительной не только для государственных и церковных властей, но особенно для прогрессивных просветителей. В то время, как в 40-е и 50-е годы 18-го века роман обретал легитимность, поскольку использовался в качестве средства в рамках просветительства для распространения морали и полезных знаний, в последней трети столетия в той же среде шла полемика, направленная против активного чтения. Использовалась самая разная аргументация: политическая, педагогическая, диетическая, физиологическая, психологическая, психопатологическая и духовная. Совсем в духе философии Канта представители Просвещения теперь находили недостаток в том, что чтение можно использовать лишь просто для того, чтобы избавиться от скуки. К тому же оно, по их мнению, способствует сохранению несамостоятельности.

«Читать книгу, чтобы просто убить время, это государственная измена человечеству, так как это унижает средство, предназначенное для достижения более высоких целей».

- Бергк (Bergk): Искусство читать книги


Согласно Кампе, главное в критике заключается в мотивации чтения, а именно «страстное желание [...] развлекаться с помощью книжек». Кампе, увлечённо и охотно писавший труды, направленные против беспорядочного чтения, отмечал в одном из сочинений, что чрезмерное чтение вызывает равнодушие ко всему другому, что не связано с чтением: человек пренебрегает работой по дому, меньше внимания уделяет детям и слабеет физически. Это, по его словам, вызывает затем угрозу для семейного мира. Согласно Бенекену (Beneken), использовавший термины диетологии и медицинские понятия, память всё равно, что желудок. Чрезмерное чтение не может быть переварено хорошо, переполненная память тоже приводит к развитию многих болезней, как и переполненный желудок. Однако есть голоса, которые придают новому термину несколько относительный характер, Например, один из рецензентов Всеобщей библиотеки школы и педагогики пишет: «[Не] всё то зависимость, что порой хотят за неё выдавать».


Пострадавшие


Группами риска считали в основном молодых людей и женщин. Реже мужчин, так как они чаще читали деловую литературу, а не беллетристику, возбуждающую фантазии. В 18-м веке было издано много сочинений педагогического характера не только для воспитания детей, но и женщин. Высказывание Пёккельса (Poeckels) о том, что женщины действительно должны приобщиться в какой-то мере к знаниям, но не в той степени, чтобы эти знания в результате могли «стать бременем для человеческого общества», было показательным для многих других сочинений, в которых центральная роль отводилась правилам чтения». Как отмечалось, возможными последствиями являются запущенность домашнего хозяйства, распад семьи или невнимательное отношение к детям.

«... вы сотворены – о, прими эту почтенную обязанность с благодарной радостью как большую честь! - быть приносящей счастье супругой, научающей матерью и мудрой хранительницей домашнего очага ...».

- Кампе: Отцовский совет


Резкой критике была подвергнута большая тяга к чтению также среди молодёжи. Бенекен (Beneken) прибегает к аргументации психопатологического характера. Согласно его наблюдениям, молодёжь «потеряна – потеряна без надежды на спасение». Далее он диагностировал «непреодолимую леность, отвращение к любой реальной работе [...], постоянную рассеянность и постоянную растерянность души, которой никогда не постигнуть истину в её полноте, которая никогда не в состоянии твёрдо придерживаться какой-то идеи». Это, по его словам, неизбежные последствия страсти к чтению.


У многих заявлений в рамках дебатов о страсти к чтению есть параллели с дискуссией по поводу онанизма или сексуальной патологии 18-го века, в котором мастурбация часто определяется как болезнь, которая может привести даже к смерти. Педагог Кристиан Готтхильф Зальцман (Christian Gotthilf Salzmann) относил мастурбацию и страсть к чтению к «тайным грехам молодости». Карл Г. Бауэр (Karl G. Bauer) в в своём трактате «О средствах придания безвредного направления сексуального влечения» (1787) пришёл к выводу, что «вынужденное положение и отсутствие всяких физических движений при чтении в сочетании со столь насильственной сменой представлений и чувств [...] вялость, слизь, метеоризм и запоры во внутренних органах, одним словом, ипохондрия, которая, как известно, у господ, особенно у женского пола довольно конкретно влияет на половые органы, приводят к застою и порче в крови, возбуждению и снижению нервного напряжения и расслабленности во всём теле». Чтением, которое когда-то считалось редкостью, теперь занимается любой человек, в том числе слои, которые для этого не предназначены. Это приводит к потере контроля над своими сексуальными побуждениями. Рётгер (Roetger) добавляет, что есть достаточно книг, которые можно было бы назвать «литературным борделем». Сочетание природы и чтения, которое произошло больше всего как раз среди молодых интеллектуалов, ведёт к мастурбации. Карл Филипп Мориц (Karl Phillip Moritz, 1756-1793) тоже пишет, что он с удовольствием читает на открытом воздухе различных поэтов: «Здесь возбуждаются чувства, которые я не в состоянии описать».


Терапевтические подходы


Несмотря на многочисленную критику практически не было серьёзных терапевтических подходов и предложений по поводу решения проблемы. Карл Филипп Мориц (Karl Phillip Moritz) размышлял по этому поводу, говоря, как было бы, если бы читать снова стали меньше, но зато одни и те же книги. Педагог Базедов (Basedow) сформулировал более конкретный подход. Он считает, что необходимо ввести энциклопедию для читателей. За счёт этого можно было бы ограничить разгул чтения среди молодежи, которая стала бы меньше читать нравственно вредные книги, а у родителей или педагогов появился бы принцип, по которому они могли бы делать выбор книг для детей. Однако эта идея не была реализована. Наконец, возможное решение пришло со стороны воспитателей в виде идеального правила: канонизации немецких классиков. Немецкий профессор Карл Моргенштерн (Karl Morgenstern, 1770-1852) советовал своим студентам в своей речи в 1805 году читать помимо литературы, важной для их профессии, только классиков, потому что таким образом они будут работать для достижения цели, «формировать у рода человеческого достоинство, энергию и красоту».


Параллели к современной критике средств коммуникации

В контексте дискуссии о новых зависимостях, таких как телевидение, игромания и трудоголизм, авторы публикаций на тему массовых коммуникаций часто проводят параллели с феноменом дискуссии о страсти к чтению, в которой разрыв между дискурсом и фактическим воздействием средств коммуникации был достаточно заметным.


Если взглянуть на растущую критику, связанную с инновациями в средствах коммуникации, скажем с кинематографом или телевидением, то можно заметить сходство аргументов. Так, например, кино сначала обвиняли в том, что оно возбуждает излишние фантазии; позже говорили, что оно их уничтожает. Когда телевидение нашло постепенно в 50-х годах 20-го века распространение во всех слоях общества, в среде интеллигенции сформировалось сильное отрицательное отношение к этому средству коммуникации: телевидение, говорили, ведет к пассивности и потере чувства реальности, наоборот, чтение является активным действием и возбуждает ум. При этом прежде всего говорили о страхе перед оглуплением детей и молодёжи, ростом агрессивности, инертностью и утратой чувства реальности. Очевидно, что эти аргументы очень похожи на те, к которым прибегали критики страсти к чтению в 18-м веке. Согласно Шподе (Spode), «любое существенное технологическое изменение в производстве функционалитета [...] – как только наблюдается его социальное распространение – вызывает защитные реакции со стороны владельцев культурного капитала, которому угрожает это распространение». С другой стороны, общественность существенно повышает значимость уже давно существующих средств массовой коммуникации. Бульварный роман был причислен к «хорошей» молодёжной книге, а киношка к «киноискусству» с высокой культурной ценностью – они пользовались уважением и среди учёных.

Оригинал публикации: Bibliomanie DE.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3087548