«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Библиофилия, букинистика - История

Георг Витковский: Экономическое значение библиофилии (часть 1) (www.bibliophilie.de)

Первая из пяти лекций, прочитанных на заседаниях Общества книголюбов Франкфуртa-на-Майне 9 октября 1920 года

Из: Die B?cherstube. Bl?tter f?r Freunde des Buches und der zeichnenden K?nste 1 (1920), S. 136-140 (Книжный магазин художественной литературы. Журнал для друзей книги и изобразительного искусства 1 (1920), с. 136-140.

Сокращённый перевод

В царстве книг библиофилы считаются ни много ни мало трутнями. Они живут в своё удовольствие, не занимаются общественно полезной работой и злоупотребляют плодами научного и художественного творчества, используя их в качестве объектов коллекционного спорта, если даже не в интересах ещё каких-либо сомнительных наклонностей. Таким образом, занятия библиофилов подпадают по общему представлению в категорию тех привычек к роскоши, которые мы могли бы, видимо, позволить себе, если бы были богатым народом, но которые сегодня воспринимаются последователями Вальтера Ратенау (Walter Rathenau) как вредные и подлежащие искоренению.

Надеюсь, дамы и господа, мне нет необходимости убеждать кого-то из вас, что такое представление о природе библиофилии является ошибочным. Для истинного любителя книги его сокровища никогда не становятся предметом эгоистичного чувственного наслаждения. Если внешний вид предмета удовлетворяет его чувство прекрасного, если радость от редкости предмета заставляет сильнее биться сердце коллекционера, то эти ощущения являются лишь сопутствующими симптомами духовного возвышения, которое гарантирует ему содержание. Поэтому красивой и желательной для нас является книга, в которой друг другу соответствуют и форма, и содержание. Один лишь возраст и редкость без этих качеств не в состоянии вызвать очарование, и если некоторые побочные проявления молодой немецкой библиофилии, кажется, противоречат этой черте её характера, то здесь происходит то же самое, что и во всех областях человеческой деятельности, особенно в тех, которые возникли лишь недавно и еще встречают препоны на своём пути.


Ещё не прошло и четверти века с тех пор, как в Германии стало возможным говорить о более крупном сообществе библиофилов. Наверное, и до этого были отдельные коллекционеры старых, редких и красивых книг. Поэтами прошлого интересовались почти исключительно мужчины, стремившиеся из любви к авторам или чаще из интереса своих исследований приобретать ранние издания. Число этих коллекционеров было столь незначительным, что оно никак не могло влиять на ценообразование, и стоимость уже и до этого имевшихся на международном рынке самых ранних продуктов печати и рукописей оставалась у нас вплоть до сегодняшнего дня непропорционально низкой. Кроме того, отсутствовали какое-либо желание и способность иметь лучший вкус к выпуску книг даже после того, как в восьмидесятые годы прошлого века вновь повернулись к немецкому Возрождению, первому золотому веку книжной индустрии, и родилось историческое декоративно-прикладное искусство. В то время даже состоятельный немец едва ли ставил во что-то обладание собственной библиотекой и был совершенно равнодушен к качеству своих книг. И здесь действовал лозунг «дёшево и плохо» со всеми вытекающими последствиями экономического характера.

Между тем в других европейских странах уже давно начался подъём в области книжной продукции и в системе коллекционирования, который идёт самыми разными путями и с очень разным эффектом. Во Франции такие ценители, как братья Гонкур (Concourt), пробудили понимание к работам иллюстраторов рококо и создали из ранее почти не замечавшихся иллюстрированных книг 18-го века сокровища, в то время как друзья украшенного или капризного содержания объединились в немалое количество клубов гурманов привлекательных произведений последнего времени для выпуска частных изданий. Это, однако, не оказало сколь-либо заметного влияния на французскую книгу. Она оставалась до настоящего времени однообразной и противилась любой попытке нового оформления.

Иная ситуация в Англии. Там движение Ренессанса привело к возврату к простому, и новатор нашёл в Уильяме Моррисе (William Morris) настоящую прелесть несравненных памятников периода инкунабул. Немногочисленная драгоценная продукция «Ке?лмскотт-пресс» (англ. Kelmscott Press - частная книгопечатня, основанная английским поэтом и художником Уильямом Моррисом в 1891 г. – ЗК) творила чудеса. Очень скоро в Англии обрела более приятный с эстетической точки зрения, правда, всё ещё исторически обусловленный характер также дешёвая книга.

Оригинал публикации: Georg Witkowski: Die volkswirtschaftliche Bedeutung der Bibliophilie

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3084347