«Зарубежный коллекционер» приветствует всех, кто заглянул к нам на огонёк! Надеемся, что Вы найдёте у нас нужную и полезную для Вас информацию о коллекционных делах за рубежом и дома, в России. Заглядывайте почаще - всегда будем рады.
Библиофилия, букинистика - Аналитика, экспертиза

Антиквары Франкфурта. «Это можно вытерпеть, если доставляешь кому-то удовольствие» (www.faz.net)

Бизнес переживает крутые перемены: большинство книготорговцев Франкфурта борются за выживание. Все они без исключения теряют в качестве клиентов коллекционеров, обеспечивавших когда-то хорошие продажи.

Клаудиа Шюльке (Claudia Sch?lke) 
© Fiechter, Fabian

Сокращённый перевод

974980468Йоахим Вальтер сдаётся: он закрывает свой франкфуртский антикварный магазин «Ворон»

Вот мы и снова встретились: покупатель буквально только что был у Аннет Хаштман (Annette Haschtmann) на Борнвизенвег, теперь он у Orban & Streu на Эккенхаймер Ландштрассе, где спрашивает ту же самую книгу. Но и у Томаса Орбана (Thomas Orban) книги Никласа Франка (Niklas Frank) «Моя немецкая мать» тоже нет. А издания, предлагаемые в интернете за 94 и 65 евро, для покупателя, очевидно, слишком дороги. Он пожимает плечами и прощается. Вероятно, он уже побывал у Йоахима Вальтера (Joachim Walter) в «Вороне» на Ёдер Вег, 40 и зайдёт ещё в расположенный рядом антикварный магазин Уве Кёрнига (Uwe K?rnig): «синергетическим эффектом» называет это Йоахим Вальтер, так как слово «конкуренция» считается среди франкфуртских антикваров предосудительным. Однако синергия уже больше не в состоянии окрылять «Ворона».

В марте следующего года Вальтер закрывает свой магазин. «Полтора года назад мне повысили арендную плату на 30 процентов», - говорит он. Типичная в Норденде судьба. Но 2100 евро за 80 квадратных метров антиквар, который в 2002 году приобрёл бизнес у Лоты Рабенек (Lotte Rabeneck), просто больше не осилит: «Всё труднее сводить дебет с кредитом». Продажи продолжают падать, потому что случайных покупателей становится меньше, а традиционные коллекционеры вымирают. Первые полки уже пустые, так как хорошей литературы поступает слишком мало. Примерно две трети оборота даёт магазин, треть - интернет-доставка. Но у Вальтера в интернете только 1500 наименований, так как демпинговые цены общественных организаций и  продавцов-частников его не устраивают.

Рекламная книга вместо собрания сочинений
 
«Все больше людей пытаются продавать свои книги самостоятельно» - сожалеет дипломированный  филолог. «Книжный шкаф», который поставили  между его магазином и магазином коллеги Хаштман на Ёдер Вег, он первоначально тоже недооценивал: «Этот «холодильник» очень популярен». Но если каждый может брать из него бесплатно всё, что он хочет, то люди, по его словам, потеряют понимание ценности книги. Студенты приводят его в отчаяние: «Недавно я предложил одному из них собрание сочинений Бюхнера (B?chner) за пять евро, однако молодой человек хотел только рекламное издание «Woyzeck». Вальтер, которому всего 54 года, собирается в будущем снова преподавать латынь. Он убежден: «Торговля антиквариатом это вымирающее ремесло».

Аннет Хаштман не желает об этом ничего знать. Конечно, она тоже борется за выживание, но «полна уверенности». С арендной платой у неё никаких проблем, по меньшей мере, до конца 2017 года. В отличие от Вальтера она занимается специальной литературой. Ещё её отец сформировал фонд специального юридического антиквариата. Им и пользуется сегодня дочь: «Без специализации мне пришлось бы закрыться».  Она рассылает каталоги своим постоянным клиентам, имеющим отношение к юриспруденции, и заказывает новые книги в сортиментной торговле. В магазине насчитывается около 5000 наименований, 18 000 - в сети и 25000 новых поступлений на складе. На отсутствие поставок она не жалуется. Коллекционеров она тоже теряет, но зато есть небольшая группа студентов, интересующихся философией. «И если не жалеть своих сил, то всё, в конечном счёте, получается».

Томас Орбан и Инес Штрой (Ines Streu) тоже не жалеют сил: с девяти до девяти. «Это можно вытерпеть, если доставляешь кому-то удовольствие», - говорит Орбан. С 2004 года он и его жена продают старинные книги на 100 квадратных метрах Эккенхаймер Ландштрассе, 36, в основном Francofurtensien (?), но также и классическую литературу, книги по истории, философии и теории кино. В магазине у них около 4000 наименований, 10000 - в сети и бессчетное количество  в промаркированных коробках на складе. Проблем с поставками у них нет, это видно по грудам книг рядом с прилавком: их предстоит выставить в интернете, предварительно тщательно описав. Орбану удаётся в день справиться с 35-ю книгами. Он удивляется коллеге Вольфгангу Рюгеру (Wolfgang R?ger), который, как  уверяет тот, выставляет в интернете ежедневно 100 наименований.  Видно, работает без перерыва, предполагает Орбан.

Работать приходится почти круглосуточно

«Да», - подтверждает Рюгер. С 8 до 11 часов он закрывает все намеченные сроки, с 11 до 19 часов занимается вопросами клиентуры своего магазина на Драйфхщтрасе, 52, и выставляет книги в интернете: это 36000 наименований, в этом он лидер среди антикваров Франкфурта. После короткой передышки, с 20 до 0.30 часов, он продолжает работу за компьютером. Тем не менее, говорит: «Я ненавижу технику, как чуму, - но говорит -  мы все рабы интернета». Его бизнес зависит почти на сто процентов от сетевых поставок. Несмотря на огромное давление жизненных обстоятельств он как отец дочери, которая учится, называет свою профессию «субсидируемым хобби». «Это лучшая работа, которую я когда-либо имел». Он хранит книги в трёх местах: в своей квартире на первом этаже, в подвале и в магазине. Аренду он в состоянии оплачивать с дохода, получаемого в магазине.

Рюгер специализируется на подписанных первых изданиях. Так вполне и обходится. Любит ездить в Дармштадт и Висбаден. «Поскольку там читают писателей с громкими именами». Подписанная книга  южноафриканского писателя Джона Максвелла Кутзее (John Maxwell Coetzee), который не появлялся в течение 20 лет, приносит ему больше, чем подписанные книги популярных немецких авторов. Однако студенческая клиентура, это он ощущает, как и другие, полностью исчезла. А классические коллекционеры - это мужчины за 75 лет. «Раньше, - вспоминает 54-летний продавец, - люди приходили, чтобы покопаться. Этого больше нет». Всё же он может утешать себя тем, что его собрание из 5000 подписанных первых изданий является единственным в Европе. Подписанное издание Габриэля Гарсиа Маркеса стоит 800 евро.

Уве Кёрниг, четвертый из антикваров Норденда, вынужден предлагать дорогостоящие вещи, например, первое полное собрание сочинений 1794 года Виланда (Wieland), изданное у Гёшена (G?schen): 39 томов за 600 евро. Кроме того, от 20000 до 25000 наименований книг собирается у антиквара примерно на 95 квадратных метрах, на Эккенхаймер Ландштрассе, 42. Около 7500 наименований он выставляет в сети, что составляет две трети его оборота. «Но падение цен принимает порой драматический характер», - соглашается Йоахим Вальтер. «Я продаю больше, а зарабатываю меньше, потому что мне всё время приходится снижать цены». В качестве примера он приводит каталог Макса Бекмана (Max Beckmann): «Три года назад он стоил двенадцать евро, теперь я могу продать его только за пять». С другой стороны, арендная плата терпимая. Кёрниг думает, что интернет положит конец коллекционированию.

Специалист игнорирует интернет
 
«Да, - говорит Пауль Алике (Paul Alicke), буквально только начинающий дела с интернетом. - Отрасль переживает крутые перемены. Пожирают не крупные маленьких, а быстрые медлительных». У владельца старейшего из местных франкфуртских антикварных магазинов на Тёнгесгассе, 3-7 в данный момент нет времени на болтовню. Но он все ещё там и с ним - его книги о путешествиях, приключенческая и колониальная литература. Всего в нескольких шагах, на Цайл, 24,  хозяйничает между кипами книг и бумаги  Норберт Хайнц (Norbert Heinz). У него нет проблем с поставками. Интернет он игнорирует. Дипломированный китаевед продаёт много японской и китайской литературы, в том числе книги по искусству, археологии и философии. Ему студенты остались верны.

Арендная плата тоже умеренная: «Дом принадлежит городу». Да и жена вносит свой вклад в семейный бюджет. В противном случае было бы трудно с двумя детьми, в том числе сыном, который учился в Берлине. Норберт Хайнц кажется счастливчиком. Это чувствуют и клиенты, которые не прочь поговорить с ним, забаррикадированным 20000 томами на 65 квадратных метрах. Соседи забирают у него свою почту, капучино он берёт из кафе напротив. Традиционный книжный антикварный магазин стал местом встречи страдающих от стрессов жителей крупного городов. Неудивительно, что хозяин с удовольствием читает Шопенгауэра (Schopenhauer) и распространяет спокойствие азиатского искусства жизни.

Оригинал публикации: Antiquare in Frankfurt. «Das ist nur auszuhalten, wenn es einem Spa? macht»

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Статистика
Количество просмотров материалов
3083010